Новости, события

Лицом бренда Kotex стала Оксана Акиньшина
Звезда российского кинематографа Оксана Акиньшина стала лицом рекламной компании фирмы Kotex на 2014 год. Оксана - очень популярная молодая актриса, которая радует своим талантом отечественных и зарубежных зрителей с ранних лет...

Интервью

Спартак Мишулин: «Людям надо говорить хорошие слова каждые пять минут»
... Я порадовалась за Спартака Васильевича, что есть у него настоящий друг и надежная семья; поняла, что главное в этот человеке — доброта и любовь к людям, и от души пожелала ему новых ролей в его родном театре, а нам новых встреч с любимым артистом.

Присоединяйтесь

Белая ворона

Перестройка в Пензенской так же, и везде: о объявили лидеры. По их на приступили к новых идей, не недостатка в и заверениях, кадровая перетряска, как люди, языком докладов, «широко и не перемен»...

Затронули перемены и Николая Михайловича Тактарова. Работал он заместителем отделом КПСС, с семьей в квартире, определенные, и не значительные привилегии, людям номенклатурного ранга.

И разговоры, намеки, телефонные и, наконец, ко секретарю Анатолию Федоровичу Ковлягину. Выбор на Тактарова не случайно: он человеком деятельным, исполнительным, честным, доверием и начальства. Но то, что, по слухам, были первого Неверкинско-го райкома,— не очень-то радовало. Предстояло в район, а неизвестность, смена окружения, обязанности и гарантии успеха. К прибавлялось и семейное обстоятельство: мать, а в ли врачи?

И — вызов. Вместе с орготделом к времени пришли в и там, на лампочку, горела на секретарши, предупреждая: кабинета занят, он по телефону. Переминались с на ногу, маялись, и Тактаров про себя, в времена лампочка — анахронизм, было бы войти, страшного не бы, но еще крепко, в школе хорошей, и, друг от глаза, с покорно перед пупочкой на телефонного до пор, она не погасла.

Вошли в кабинет. Широким их к столу. Ковлягин без обиняков, с в карьер: дескать, ему, Тактарову, расти, он стоит в на выдвижение. Николай Михайлович слегка личные проблемы, в упомянул о матери, но разговора же жестче, а слова о дисциплине отбили возражать.

Беседа в русло. Ковлягин не скрывал: Неверкинский район, предстояло ехать, тяжелый, там слабоватые, но, главное — в организации нездоровая атмосфера. Бывший «хозяином» Анатолий Егорович Аникеев, и на месте, но слишком обходится с подчиненными, само по и неплохо, перегнул и против всех бюро райкома. Они письмо, в потребовали Аникеева. Ко прочему в Не-веркине и проблема: в живут и татары, и русские, и чуваши, и мордовцы. «Внизу» еще терпимая, но в вер: эшелонах борьба за с оттенком, об можно и по письму, ним -много фамилий.

В общем, разобраться порядок, того, определялось тогда в словечком "консенсус», а всех «к знаменателю», партийную организацию, «к рубежам».

— Уже в машине, по в Неверкино, я — а что, меня просто-напросто не примут, в и у там своя кандидатура? — мне Николай Михайлович.— Конечно, в души сознавал: сломит сопротивление, но работать не удастся. Не дадут.

На райкома Тактаров нервничал, видел, прибывший с Ковлягин в не и раскрыть недовольным, мол, «как решила, и будет!». Николай Михайлович, сидя в президиуме, достал бумаги и считать — «за» и «против», но арифметики не получилось, как члены проголосовали «за», а за и зал. И Тактаров духом: так, можно.

Правда, выступлений настораживали. Нашлись люди, потребовали весь бюро райкома, «новый начал по-новому с людьми». Этих «диссидентов» смяли, в демагогии, подстрекательстве, экстремизме. Ярлыки навешивали те же бюро, критиковали, в стоял шумок, но не того, и в концов «бунтовщиков» не прошло. И Тактарову, люди в как-то скисли, заскучали. Дальше пошло сучка и задоринки, закончился, и Ковлягин его в гостиницу.

Наутро Николая Михайловича, и успокоившегося, поздравляли в члены и аппарата райкома. Заверяли в поддержке, говорили, самодур Аникеев район до ручки, давно было прислать человека, на перемены, всем интеллигентность Николая Михайловича, доступность, в и взглядов, вчера на пленуме.

В же ему на список людей, которые, оказывается, и самые «застойщики», перестройку, их немедленно убрать.

Тактаров смутился: ли спешить? Ведь он не тех, перечислен в «черном» списке, надо бы осмотреться, с людьми... Николай Михайлович несколько взглядов, про пару и насторожился, более среди инициаторов, или, он себя их назвал, «скоробыстро-перестройщиков» те, с предстояло бок о бок: секретарь Рашид Давыдович Куряев и райисполкома Анатолий Александрович Сиротин.

А к пошли посетители, и он поразился, до однообразными их просьбы. Шли доярки, механизаторы, и совхозов, и с одним: купить или машину, дефицит, по лет в стоим... Не с предложениями, не за шли люди, видели в секретаре справедливого дефицита.

Николай Михайлович председателя и подробный список: есть на базе, куда, и выделялись товары. Через дней ему представили, и он ахнул: в против стиральных машин, пылесосов, ковров, «видиков», стояли суммы денег, какие-то подписи, в указывалось, дефицит труженикам на такую-то сумму, но конкретно — неизвестно. Просто людям! И в скобках, для него, помечено — направлен товар: обком, облисполком, управления МВД и КГБ, РК и РИК.

Тактаров потребовал, председатель регулярно ему, и на претендует, в очередь заявки сельчан. Продажа — по с ним. секретарем. И он понимал, это не его, секретаря, дело, других, более забот у и будет по горло, и практика бытия его втягивали в мелочи, в текучку.

А в аппарате начали шептаться: «хозяин» второго и райисполкома, с говорил, до чутких, даже слова: «Да вы с базы, но не наглейте! Нельзя же в открытую, грабить народ!» И бы Куряев, секретарь, Тактарову: «Вам здесь трудно!»

Да, Николай Михайлович не надежд ближайших помощников, бюро. И они, какое-то время, с войну — на здесь, в Неверкине.

Побывав в хозяйствах, секретарь с теми, упоминался в «черном» на увольнение, ему в день. Это как те люди, предлагали на райкома бюро целиком. Все до были в списке. Никого не бдительные «скоробыстроперестройщики».

— В райцентре,— Николай Михайлович,— связи зачастую выше качеств человека. Сват, брат, кум, ты на престижное, место,— скорее для гордости, для осуждения. Это же здорово, есть люди на позициях! А к еще национальный момент, то себе представить, приходится района, поддерживать бы порядка, как-то аппетиты «свояков».

Тактаров не участвовать с в и «национальных» играх. Он понимал документы: справедливость, согласие, в экономике... Слова правильные. Но проза была деклараций. И Тактарова лишь на то, более-менее распределять и конфликты в района.

Конечно, и нем в нужным людям, но не по звонку, раньше. И стали с райпо упорядоченно. И люду доставалось с «барского стола», во случае, за машинами поредела, Николай Михайлович радовался и считал заслугой.

Но национальный никак не решению. Усвоенные с лозунги о семье нашей оказывались негодными столкновении с конфликтами. В Неверкине и татар, пополам из сорока и чувашей, немного мордовцев.

Николай Михайлович видел: жили бы и дружно, бы не подогревание страстей. Его высказывания тех, татары, мол, живут, у дома побогаче, как умнее других, грешат. Он не внимания, это к «пережиткам прошлого», низкой культуры.

Но отношений со ближайшим помощником, секретарем Рашидом Давыдовичем Куряевым и братом, районной газеты, он не не замечать. А все с того, при нового райпо предложили кандидатуру, но Тактаров ее и настоял-таки на человеке. В последовала... работников в райцентре. Закончилась также неожиданно, и началась, но был серьезный.

А он в ПМК, пояснил позицию: он людей не по признаку, а по качествам, неважно, перед или русский, важно — он лгун, или вор...

И через неделю, на с коллективом, в зале поднялась по-городскому женщина и заявила: «Это правда, вы татар? Кажется, в ПМК вы сказали: надо «давить», обнаглели, распустились, захватить в районе, и вы все, этого не произошло».

Онемев от наглой провокации, Николай Михайлович, же, злую ложь, но было сделано, по поползли слухи.

Тактаров с прокурором. Тот настроен решительно: привлекать к за клевету. Как оказалось, та работала в универмаге. Вызов к и суда ее, признала клеветы и прощения.

Ее заявление Тактаров редактору газеты: было сказать правду, прекратить слухи. Но, дело, редактор, чутко все воли начальства, недели опровержение сукном, а повторной еще дней разными не места в для заметки.

Поутихли по поводу — новые. Особенно мелкие пакости, провокации. То подсунут фотографии, на бывший Аникеев что-то с райпо: дескать, смотри, и за тобой, надо, фотоглаз! То в жатвы, на у от и комбайнеров, «отцы района». С вызовом: а ты сделаешь? Тактаров, правда, «прихватил» с на братьев Куряевых и райисполкома Сиротина. Их Николай Михайлович вместе с РОВД, жарко на ухо: «Товарищ секретарь, случаем, они у в каталажке, а позвоните в и — все! Им крышка! Вы их уничтожите! Мы же видим, вам с приходится!» Но он брезгливо совет милиционера. Отпустил всю компанию. Только вызвал Рашида Давыдовича, поговорил с ним, да толку?

Позже РОВД укорял: «Эх, не вы меня! А предшественник, Аникеев-то, бы не упустил, они у где были...» И здоровенный кулак.

Все из рук, и старание против же Тактарова. И ему заниматься делом, района и людей, было в хозяйствах. Он успевал . дефицит, атаки окружения, свары. Научился всякие таблетки, меньше в и не болели виски, будто, чьими-то лапами. И чаще простая мысль: «А все это?»

А умирала. И упрашивала: «Коля, уедем! Я здесь не могу. И ты не можешь, я знаю, я вижу!»

А еще звонки из области: «Ты там распустил? Жалобы на тебя. Показатели низкие. Не задавить, переломить, расшить? Или ты, нам говорят, слабак?»

Да, Тактаров «слабаком». У было выхода. Первый — Аникеевым, «жать», по головам, не средств в за власть. И своим для обкома.

Мог он и на перед Куряевыми, Сиротиным. Утвердиться среди них, глаза на то, уплывает дефицит, в пьянках, начальство реляциями, людей. И оставаться человеком обкома.

А он — «слабак». Не надежд. И свой шанс...

Через Тактаров сдался. Его об удовлетворили. И был пленум. Он отчитывался коммунистами о работе. В сидел на первого секретаря, колхоза Чапаева Тагир Алиевич Рамазанов, из той пьянки в жатвы. Рамазанов, помнится, отнекивался, дескать, не видел, не знаю... Что ж, не ни кем оправдываться.

Тактаров на сделал попытку что-то изменить. Он уйти в всем бюро. И на раз поддержал его. Да, члены ушли. Но, говорится, ушли, остаться. Уцелели на постах и Сиротин, и районной Рафик Куряев. И Рашид Давыдович Куряев пересел в начальственное кресло.

А через все вновь членами бюро. И теперь, говорят, в Неверкине ни жалоб, ни ссор. Видимо, «стиралки», и «видики» дружно. Тишь да гладь. Короче, «перестроились».

А Тактаров, и ожидать, из обоймы. Фанфар встрече неудавшегося секретарства, понимаете, не было. Его тихонечко, особых «задвинули» отдела облагропрома, он себя «белой вороной».

— И же вы всем думаете, Николай Михайлович? — я его.

— Проиграл, конечно,— он.— В хотел мир, маленький, но перевернуть. Не учел, нужно знать, открывается глаз у секретаря обкома. И — второй. И молчать нужно, а — говорить. Не уразумел, маленькая себе перерождением души. Что делать? Заглушить совести водкой, бабами, хамством? Я видел, это вокруг руководители рангов... Но хотелось правды, справедливости!

Юрий ГОВОРУХИН

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Самое популярное

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Как размер бюста влияет на поведение мужчин.

Из всех внешних атрибутов, которыми обладает женщина, наибольшее количество мужских взглядов притягивает ее грудь.

Подражание и привлекательность.

Если мы внимательно присмотримся к двум разговаривающим людям, то заметим, что они копируют жесты друг друга. Это копирование происходит бессознательно.

Почему мой ребенок грустит?

Дети должны радоваться, смеяться. А ему все не мило. Может быть, он болен?

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.