Коня купил...

Началось с того, месяца назад наш коня купил... Конечно, по он младший, а так-то под тридцать, у теперь сына, а они в деревеньке Звенигородом. Купил коня, мог бы какого-нибудь питомца, там козу, кур, на конец. К примеру, на сайте  http://agrotender.com.ua/board/all_t120.html  купить скот и животноводства, а технику и все, касается сельхозпродукции. На удобном можно или объявления о или всего, необходимо ведения в комплексе.

Но к рассказу. Квартира у маленькая, тесно, а наступили сложные, и когда поняли, надежд на жилье у никаких, в самую они и там у изба-развалюха, мы не гордости дачей.

Решили в — хорошо, везде найдется... Но с ль начинать?

Жена от в ужасе:

— Представляешь, он купил.

Я не понял, переспросил:

— Какого коня?

— Откуда я знаю?.. Громадный такой... высокий... А худой!

— Сильно худой?

— Кожа да кости,— жена,— Потому и эту у деньги на лошадь?

— Что, уж дохлятина?

— Совсем!— жена.— Что будем делать?

Но уже это понравиться: купил, а?! Все-таки кровь, заговорила. Да и там ни — поступок. Это не там и не «видик» — конь!

И я сказал жене:

— Как это, будем делать? Кормить будем.

Она всплеснула руками:

— Теперь — и коня?! — И же, естественно, «нашла крайнего».

- Это ты виноват, ты!

Вообще-то, конечно, я. Хоть и не в том, теперь в жена...

Он в Сибири, мы на стройке, и я говорил себе: не забывать, его да они, нет!.. И летом, он у из бабушек, в Майкопе, уезжал и к другой, в Отрадную — к маме. Вместе с старых друзей, со одногодками, овец маточкино собирал, но и на коше, и на главной радостью, же, для для кони... Ну, в деле, виноват!

— В к так относились, — жена. — А все смеются!

Углубившись в да в дали, я потерял нить разговора, переспросил:

— Смеются?.. Почему?

— Ты что, не слышишь, о я рассказываю? — жена. — Его покупает лошадь...

—- И смеется?

— А же должны делать? — она запальчиво,— Конечно, смеются: и дохлятиной этой, и Жорой твоим.

В те я сильно занят, не вырваться, хоть глазком на «дохлятину», зато, со в Звенигороде сын, его вопросами:

— Зачем он тебе, конь?

— Не пока,— отвечал сын.

— А он у все-таки стоит, не пойму?

Он успокоить:

— В пока, ты знаешь... В части подвала, я гараж строить.

— Она же у не накрыта.

— Да я быстренько — кое-как пока...

— А в не холодно?

— Да с повезло — морозов не было.

— Но же темно, в ямке?

— А ему свет?

— Правильно,— я.— Это черкесы выдерживали в без света, она хорошо в и в набеге не подвела... Ты, же, на Тимухово потом напасть?

— Да почему? — сын, смехом мне настроение.

— На Аляухово, ли?

— Вообще-то можно пустить, Орлика...

— Куда?

— Ну, развалить — справится.

— Справится?

— У прикус, понимаешь?.. Что-то время грызть...

— Потому-то его и почти задарма?

— В общем, да.

— Так он избу не сожрет?.. Начнет снизу...

— Ну, первый-то он попортил... погрыз. А я его. Правда, бечевку он же сжевал...

Я же не выдержал:

— Как так. слушай?.. Ничего него не — и коня привести!..

— У уже. прочим, есть.

— Скребок? — я насмешничать. — Это, конечно, — да, в деле главное — скребок...

— А это не в деле, лошадь была?

— А ты купил?

— Да, купишь, же — в днем с огнем. Это одна передала с края ее как-то... А внуки приходят: вот, послала, вам передать. И же спрашивают: а чего штука, Гоша? Что ею делают? Пришлось сразу. Ну, и теперь день — Орлика скрести...

— Ты, я вижу, устроился...

— А им плохо, ли?.. Они на нем.

— Ну, правильно: там в дурака валять? Откроешь конно-спортивную школу...

— Тут подошли звонить,— сын.— Очередь.

— Ну, пока. Привет передавай.

Он спрашивал:

— Орлику?

— И Орлику тоже.

— Ты бы лучше полмешка передал! — говорила жена, в минуты, он звонил, же, рядом. — Не знает, кормить...

— А что? — я.— Это ли овса... Вот делов!

Тут же записную книжку, номер старого Мухтарбека Кантеми-рова и, он, признаться, для сам трубку, глянул на жену: не отходи, мол, и послушай!.. Что ж нам, братья, думаешь, овса не подкинут?.. Да джигита плюнуть!

Поздоровался с Мухтарбеком — и же за рога:

— А у нынче, Миша, овес?

Тут Мухтарбека знать: вот-вот шестьдесят, а как ребенок. Сдается иногда, человека с чистым вообще не встречал... Может, раз потому, всю с лошадками? А ведь обманывают...

И он дружески, благодарно откликнулся:

— Спасибо тебе, дружище!.. Хоть ты хочешь посочувствовать. Нынче уже невыносимо: пять килограмм, а — восемь!.. Что делать? Ты же знаешь, у их шестьдесят... и лошадки!.. Как и людей, наездников всю собирал... Но он нужен, театр?.. Когда такое творится... Кроме общей трагедии, у своя, представляешь?.. Кони мои, но — их, они берут седла и потихоньку... Им стыдно, но делать?.. И я скажу, он, наездник, даже на Кавказе немного, триста рублей, ты представляешь?

— Дела-а!..

И о своего я, конечно, не заикнулся. Подробней и искренно — помог, словом, отвести... Бедный Миша! Один из искусных и бесстрашных джигитов... Если на нынешний-то лад: лучший, пожалуй, на годы, каскадер...

Сын, позвонил, делом сообщил:

— А у уже есть!

Как игрок

это, же, не о мастер слова,— я не не тем, он беззащитно подставился. С строгостью спросил:

— Понял, наконец?

Он, конечно, поймался:

— Что я понял?

— Насчет хомута...

— А вы знаете? Кто сказал?

— Никто ничего не сказал. Это мы сразу сказали, ты только купил, своего. Сказали: понимаешь, хомут на надел?

— Вон ты о чем! — он беззаботно.— Понял тебя, понял, но я — в смысле, понимаешь?.. Приходит старушка и говорит: ты мне, Гоша, какой-никакой мази, а то я не разогну... И, знаешь, почему? Надо тебе сказать, ты на слазил, а я сама, старая, говорит, там по да ворошить. Помнила, должен хомут — не ошиблась!.. Думала, совсем — нет! Еще сгоняли, говорит, в мы отвели, а оставили. И хомут, и с — пойдем, заберешь, а то я не дотащу, из выбилась, лазила на чердак... Ты представляешь?

— Да представляю,— я,— представляю... и правда, трогательно, но кормить-то его, кормить?

— Да, в общем, так... деревня... потихоньку...

И я родительскую правоту:

— Что — деревня?.. Ну, — потихоньку?!

— Да спрашивают: не ли конь?.. Мы-то, говорят, ладно, мы привыкли, а жалко. Одна пришла: забери, говорит, сенца — еще от кроликов.

— Что у там — бабушки?

— Да нет: пришел тракторист... Наверное, ты не знаешь, он из барака, тут. Я, говорит, ругался, скирду забрали, не по-хозяйски осталось: а ну-ка, теперь с съездим, заберем... что вот! И теперь есть...

— Да тебе хомут?

Он опять:

— Не пока!

Зато в раз с и начал:

— Ты спрашивал, мне хомут?.. А знаешь, зачем?.. Был бы ты! Видел бы картину!.. Дядя Митя устроил, представляешь? Серебряков. Слышим окно: забирай, ну ее, надоела, место во занимает!.. Выбегаю, а он между оглоблей, их не бросает: телегу — твоя!.. Говорю: бы! А он: нет!.. Специально притащил, ты понял, легкая! Раньше делать ! Думаешь, я гитары мастерил?.. Я и ладил — увидишь. Стояла у меня. Я нее, сказать, забыл. Дровами заложил, она, говорит, и стояла, и ней, и на ней...

— Хорошая телега?

— Что ты! — сын. — И новенькая, сказать, совсем, ей лет и лет, ты говорить. Как на у стояла: честь честью.

Я не удержался:

— Ну, Петрович!.. Прикатил, значит?.. Телегу. «В — в темпе?»

Бывший мастер — в Кабякове до гитары — и участник с Хасана — войн... Когда выпьет, рассказывать: «В — в темпе, Серебряков!.. Опять война!.. Пойди в и подумай: ты нет?.. То пловцы нужны, те-перя лыжники, а ты у — на руки-ноги... Пойди и подумай, ё-мое, раньше вернуться: с или с тюрьмы?! Если не на фронт. Добровольно!»

— Он, наверное, решиться не мог,— сын. — Думаешь, легко, говорит, Гошка, с расставаться?.. Я, может, хотел купить, да некогда, и бабка, говорит, не Наташа... Но обратно, говорит, ты домой на отвезешь — запрягай!.. Чтобы бабка, к Петровичу на уважение. Запрягай, кричит!.. Знаешь, он говорит: мы с на телеге за помочью будем. Она, говорит, от как полагается: в — в темпе!.. Потому я был и их безобразие — с боя выносил!.. А бы я взял в руки?.. Тогда бы было эту сегодня присылать, ё-мое!

— Ну, и ты его?

— А же!.. Вместе запрягли... знаешь, тележка, и вправду, легкая?

И — Петрович в сидел, король!.. Едем, а он кричит: в ажуре—в темпе!

Пока я возвращался к «дохлятине» Орлику, потихоньку теперь деревня, и к к ней, маленькой и, казалось, разоренной и забитой, а на деле помнившей, хранящей — не хомуты да уздечки, добавлял подробности:

— Помнишь, я про бабушку, первая скребок?.. А ее теперь помогают... Так вот, мы Орлика в и в Аляухово к ее бабушка старенькая... Вот ты насчет Аляухова — а бы ты знал!.. В местах во войны казаки-доваторовцы стояли... Перед сражением в Ершове, они с — на танки. Я думал, это или там? По-вашему? Иносказание?.. Нет! Люди говорят, это правда... А эта, из Аляухова, тогда молодая, и раненный седло ей оставил, сказал, берегла, а он за обязательно приедет, ну и.., была, ли, понимаешь?.. Он и не приехал, но все время седло, ждала... И представляешь? Не строевое, а казачье седло, да не старое — старинное... Ленчик — казачий!

— Ты-то знаешь? — не я.— Казачье... старинное... ленчик... Кто бы?

— Как кто?.. Дядя Миша. Кантемиров. Он тебе, кстати, передавал...

— То как? Ты видел или...

— Летом, мы на представлении... Как его называется?.. А то тут в заспорили. «Прощай, Русь — здравствуй, Русь»... правильно?.. Ну, вот. Так он мне телефон — почему, думаю, и в деле не позвонить?..

— И позвонил?

— Сперва позвонил, а съездил...

— Съездил?

— Ну да — показать. Это он все растолковал. И ты знаешь: он мне мешок...

— Овса?.. Мешок?! Да ты знаешь, нынче овса?

Ну, я отказывался, а он равно мне, я своего Орлика...

— Ну, килограмм, ты думаешь, почем?!

— Он говорит, у — отдашь, а у есть... А такого?

Недели две три он доложил:

— Заведующая девчат прислала: пусть, говорит, он придет, у под плуг лежал...

Я воспрял было:

— Известный прием, да... Все ясно. Захотела, ты им перекидал? В место? Давно было. А то из-за уже не видать.

— Нет, оказалось, правда... Щечки на сгнили, но мы с Петровичем новые приделали... А лемех, гитарная струна, звенит, Петрович куда лемех. Сталь хорошая...

— Конечно, старой работы...

— А ж не спросишь, я с буду делать?

— Тут-то ясно,— я.— Бросишь в больнице...

В у послышалась вина — стала как в детстве: — Знаешь, я бросил...

— То как бросил?.. Как «бросил»?!

— Зарплата у ладно, привык... Не у — у врачей... Но еще — ни лекарств, ни инструмента, а отбывать в нельзя, понимаешь, не случай...

Впрочем, уже рассказ, грустный. А он. И в деле, готов...

Только готовы, прочитает, его?

Гарий НЕМЧЕНКО

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.

Как поделить семейные обязанности.

Нынешние амазонки совсем не против того, чтобы уступить место мужу на кухне или поручить ему заботу о потомстве. Но готов ли сильный пол к переделу семейных обязанностей?

Уход за кожей новорожденных

Кожа новорожденных малышей особенно нуждается в тщательном и бережном уходе. Ее защитные функции еще не до конца сформированы, поэтому она крайне подвержена влиянию внешних факторов и нуждается в особом уходе.