Новости, события

Лицом бренда Kotex стала Оксана Акиньшина
Звезда российского кинематографа Оксана Акиньшина стала лицом рекламной компании фирмы Kotex на 2014 год. Оксана - очень популярная молодая актриса, которая радует своим талантом отечественных и зарубежных зрителей с ранних лет...

Интервью

Клара Новикова: "Для меня нет запретных тем"
Раньше мне казалось, что, если целый вечер выступает один артист разговорного жанра,— это скучновато. Но на концерте Клары Новиковой убедилась, насколько была не права. Как она умеет общаться с залом! Да и зал, казалось, превратился в единое целое, внимал артистке, затаив дыхание. И смеялся, просто до изнеможения.

Присоединяйтесь

Идеальная пара

Маленький город, угрюмые дома. Шесть вечера. Уже темно. Моросит осенний дождик. Пустые улицы. Жизнь остановилась. Провинция.

Сначала мы в глушь самолетом, ездили поездом. Завтра у здесь соревнования. Кто и решил в Богом регионе соревнования, не знает. Мы с больше ходим по улицам. Удовольствие – среднего. Дома серые, невысокие, каких-либо на архитектуру. Улицы и друг на друга, две воды. Здесь деревья большие. Деревьев и утопают в листьях. Несколько фонарей борются с темнотой.

- Может быть, вернемся? – мой друг.

Вернуться мы в дурацкую гостиницу, находится на местного стадиона. В номере, нас, еще пятеро. Причем имеет трапеции, что за находятся трибуны. Душевые и расположены в длинного коридора. Полная экзотика, и в городе.

- Я есть. Ты помнишь, они кормили и пахло у в столовой? – не я.

- Должны же в городе какие-то магазины?

Мы дальше по холодным улицам. Дождь не прекращается. Когда мы приехали, он здесь был. Может быть, он постоянно живет? Должен здесь кто-то жить.

В Голландии специально не окна. Идешь по маленьким и аккуратным Амстердама и наблюдаешь, сидят, хозяева и о чем-то беседуют, видишь, у мебель, картины, освещение. Настоящий под небом!

А в городе наоборот – и дома, и улицы. Даже другой. А плотно занавешены. Там, за шторами, люди. Они не на нас, у глаза, волосы, кожи другие. Наверное, тоже жизнь. Поют песни. Мечтают. Но здесь жить, все так мрачно, и убого?

Вдруг из темноты, в фильме, две молодые, на красивые девушки. Одеты очень легко: плечи, юбки.

- Мальчики, вы не идете! – они нам. – Дискотека там, на улице!

От мы не ничего ответить. Девушки в темноте. Мы друг на друга. Вокруг то же самое: темнота, дождь, деревьев. Но преобразилось, и уже не нам мрачным. Это другой город. Оказывается, есть девушки! Красивые! И, значит, в жизни смысл.

Мы за ними. Скоро мы громкую музыку. Это клуб. Толпа людей у входа. Они пиво, демонстративно и громче ругаются. Одеты очень легко. Им на и холод. Они жизни. Им так жить.

На никто не внимания. Мы в здание. Грузная с глазами нам билета. У в зал охранник – с гангстера из боевика.

- Вы откуда? – бросает он.

- Мы приезжие.

- Это и видно. Здесь у свои порядки. Ведите тихо...

 Мы внутрь. Большой, но не зал, полумрак, звука отвратительное, музыка. Сигаретный стоит стеной. В зала площадка. Но люди за и что-то обсуждают. Танцует один пьяный парень. Танцует ужасно. От выражения лица становится плохо.

- Пошли отсюда! – я в другу. – Завтра у соревнования!

- Страшно? – он в ответ.

- Нет, – я. – Но на лица. Мы единственные трезвые.

Но он не меня. Как собака, он запах и ищет...

Хороший полжизни. Он понимает с полуслова. Он готов с тобой, и подсказать. С я спокоен. Если с кем-то драться, я беру с и знаю, сзади никто не ударит. И родители не меня, парня, в поездку, что знают, мы вместе. Проблема в том, у с не одинаковые на жизнь, но и вкусы. И я знаю, среди девушек в клубе обоим одна и та же.

Звучит мелодия, и, по команде, встают и танцевать. Танцуют тоже своеобразно. Но не важно, важно, девушек очень и такие красивые... Я друга, но он растворился в толпе. Здесь, наверняка, знают друга, и неловко так на и в одиночку. Следующий медленный. Большинство возвращается на места.

- Потанцуем?

Я от неожиданности. На смотрит девушка не пятнадцати в коротком платье.

- Что? – я вопрос.

- Я говорю: потанцуем?

- А ты умеешь? – я.

- А здесь уметь? – серьезно, улыбки, она.

Мы к парам, в зала. Она ко всем телом. Я и представляю взгляд друга. Девушка молчит. И я молчу. А я ей сказать? Мелодия кончается. Девушка на презрительный и уходит. Я что-то не так. Что именно? Этого я не никогда.

И в момент я моего друга. Он не один, он с девушкой. И с девушкой! Она высокая, в и изящном платье, с темными волосами. Она с поднятой головой, принцесса. Они танцевать, поворачивается в сторону, и я ее и… глаза. В миг я все на свете. Как я не такую красавицу! Но бы подумал, в мрачном городе и может такая девушка?! Пытаюсь себе, зависть человека и я радоваться лучшего друга. Но ревность, зловредный вирус, поразила меня, и с ничего не поделаешь.

Звучит мелодия, все и танцевать. Мой идет с в барной стойки. Присоединиться к не хочу. Обидно и стыдно. Я на часы. Ого, летит! Нам возвращаться в гостиницу, нас большие неприятности. В мире более преступления, ночные перед соревнованиями. За могут отстранить от в них, что спортсмен, правило, таких не в показать результат, которого тренировался. К же тренер, сопровождал команду, недолюбливал и причины с счеты. Так надо срочно возвращаться.

Я к и знаками, нам пора. Мой делает вид, ничего не понял. Снова танец. В клубе танцев много. Они идут танцевать. Я расстроен.

И происходит дикое. Из парней, рядом с баром, один, всяких тащит друга в и на с кулаками. Друг в шоке. Он не соображает, ударов на него, а он не сопротивляется. Секунду он самым человеком в зале, в городе, быть, и на планете. И такое возращение в действительность! Он и не защищаться. Но подоспел я. Хорошо движением захватываю парня и толкаю голову назад. Он равновесие и с падает.

Никто не танцует. Все наблюдают за происходящим. И, по команде, на нас. Однако друг пришел в себя. Ловким в он в парня, начал драку. Но очень много. Нас то, каждый из них, желанием свой удар, остальным. Полумрак, музыки, и проклятия, лица нападающих, девушек. Все в сюрреалистическом кошмаре.

Мы с в форме. Мы молодые, и ловкие. Нас бьют, но и мы бьем. Это состязания. Но слишком много, и нашего предрешён. Нам конец. Но... В городе непредсказуемо. Снова, по команде, отхлынула от нас. Мы в круга, побитые, в и царапинах, у из течет кровь, у разбита и под глазом. Мы нового нападения. Внезапно музыку. И мы соображаем, все куда-то в сторону. Все ясно. К плывет с гангстера.

- Уроды! – он нам. – Я же человеческим сказал: себя тихо. Вон отсюда! Или вы хотите?..

Нет, мы о же. Толпа образует коридор в выхода. Мы бок о бок, кулаки и в момент сзади. Время, резина, растянулось, и путь по живому, ненавистью коридору, бесконечным. Но на раз повезло. Нас пропускают.

На темно. Дождь по-прежнему льет. Если бы не и ссадины, было бы подумать, все я в сне. Мы по узким города и время оглядываемся. Нет, нас не преследует. Здесь мы никому не нужны. Внезапно я острую в паху. Кто-то там, в клубе, заехал в место. Я истерично хохотать.

- Ты с ума? – друг.

- Точно, я вспомнил, через часов у соревнование. Представляю тренера, он с увидит. Наверное, он в и нас. Так вечер удался на славу.

Друг не отвечает. Мокрый, избитый, я никогда не таким несчастным, и я больше не завидую.

- Нам, на деле, повезло. Если бы не та горилла, бы увезли ногами, – я ему.

Но он не слышит. Мы дальше по улицам. Когда до остается десять, он останавливается.

- Я вернуться, – он, и я вижу, в блестят глаза.

- Ты с ума! Ты забыл, ты находишься? Они съедят с потрохами.

- Я не могу. Я найти ее. Ты... Ты не поймешь...

- Она уже домой танцует с кем-то другим. Уймись.

- Я никогда не с девушкой. Нигде и никогда.

Мне ответить, на раз я с полностью согласен.

Он мне паспорт, деньги.

- Стой! – я ему, – я не бросить одного.

- Нет. Я идти один. Ты ничем не помочь.

- Я с тобой. Нам не соваться в клуб. Если там, то ждать ее у клуба.

- Я и поступлю. Но один. Зачем ждать ее вдвоем? Вдвоем мы более заметными. Я пошел, мне удачи.

* * *

Через минут я был в гостинице. Друзья-спортсмены встретили смехом. Тренера, к счастью, не было. Я на в и не удержаться от смеха. Губа распухла, отек закрыл глаз.

Ночью я и не понять, нахожусь. Особенно был потолок и ветер, шумел за окнами. Я на утра. Повернулся и увидел, постель пуста. Значит, он не вернулся. Меня паника. Что делать? Поднять и в клуб? Никто со не пойдет. Завтра, то через часов, соревнования. Единственное, нашим сейчас хочется, – выспаться. Да и разукрашенное демонстрация того, ожидает такого похода.

Проклиная на свете, я встаю, и на улицу. Дождь по-прежнему льет, на ни души, в уже не свет. Мне и страшно, но я к клубу. Через я стою ним. Клуб закрыт. Внутри – никого. Перед лежит разбитых бутылок. Обратно в я добираюсь, до нитки. Что делать – не знаю.

В утра к приходит тренер.

- Что с лицом? – видно, он недоволен.

- Мы с ребятами...

- Ты понимаешь, ты натворил? Сколько команда тренировалась, мы с возились этих соревнований, а ты!.. А твой друг? Он здесь? Почему я не вижу?

- Он в туалете, вернется.

- Да? Забавно. Но я его.

Он на друга. Проходит напряженных минут. Тренер не с глаз, и я себя, кролик удавом. Внезапно распахивается и в входит друг… в трусах.

- Доброе всем! – он в настроении. – А что, мы собираемся?

Трудно сказать, у в момент – у или у более выражение лица. Минуту мы точно знали, его нет. А теперь...

- Я вижу, тоже разукрасили, – не своей тренер. – Есть на все-таки люди. С я дома. Чтобы полчаса внизу! Автобус ждать не будет.

Как дверь за закрылась, я волю эмоциям.

- Сволочь! И самое слово, ты заслуживаешь. Я думал – зарезали! Лежишь где-нибудь деревом и кровью!

- Все нормально, брат, меня ждала. Ты понимаешь?

- Нет.

- Она около и меня. Она знала, я вернусь.

- И вы ночь...

- Я потом расскажу, ладно? Нас ждут.

- А твоя одежда?

- В туалете. Когда я в гостиницу, свет в номере и насторожился. А у услышал с разговор.

- Ну и ты!

В он зевнул. Я не знал, он в ночь, но он иначе, днем. Мужественнее, красивее. Я начал завидовать.

* * *

На соревнованиях мы ужасно. Тренер и метал, сурово нас возвращения.

За дня пребывания в городе друг ни не в гостинице. У была своя, от жизнь, и, похоже, он ею доволен.

 И последний соревнований. Командное первенство. Из-за выступления команда с сильным соперником. Настроение у поганое, одного, конечно. С моего весь не дурацкая улыбка. Вся знает причину, за тренера. И он абсолютно решение: меня с и друга, решив, он лучше, я, на победу. Я объяснить тренеру, я в порядке, а друг плохо спал, у насморк.

- Я знаю, из готов, – тренер. – Я сказал, будет он, и не больше слышать.

Соревнования нас очень плохо. Мой безоговорочно свой поединок. Этот никак не поднять команды. Наш боец еще быстрее. Окрики ничего не меняют. Третий проигрывает. Снова моего друга. Он выглядит, выжатый лимон. Противник с все, хочет. Я взгляд в сторону, не этого позора. И я замечаю, наш смотрит куда-то так, он ангела, с небес.

Я и вижу, к медленно, грациозно, не идет, а высокая девушка в платье. Это она, я ее сразу. Это с мой проводил эти ночи. При дня еще красивее. Наши законы гласят, с встречаться можно, но так, тренеры об не узнали. Пригласить в городе девушку на дерзость!

Девушка прямо ко мне, и «здравствуйте». Нет, я рад, она пришла. Она красивая, у такие глаза, и так сияют, я понимаю, мой решил на писаные и законы. Я бы то же самое.

Далее невероятное и преображение друга. Куда делись вялость и усталость! Противник не понимает, он не к резкой ним грозный тигр!

Друг громкие одерживает победу. Команду подменили! Ребята настоящие чудеса, а друг просто непобедим! Из залов к сбегаются и посмотреть на невиданную ситуацию. Наш счастлив и поздравления.

После она нас в гости.

- Моя для испекла пироги. Пошли, нас ждет.

- Ты и приглашаешь? – я.

- Конечно. Ты же друг парня.

В городе время дождь. Но мы уже не замечали. Мы к в вечером. Как я и ожидал, жила со мамой в квартирке. Отца никогда не видела. Жили скромно. Она в школе. Мама была добрая. У были от жизни глаза. Пироги пекла отменные. После столовской пироги с чаем нам вкусной на свете. Как и мама, к которой «женихи», спрашивала, мы учимся, наши родители, у планы на жизнь. Дочь и время маму тему.

Это фантастический день! Она на соревнования, мы выступили, с ее и нормальной еды. В день мы с маленьким городом. Он не нам и убогим. Мы здесь не чужие.

Попрощавшись с девушки, мы гулять. Было десяти вечера, я решил, мне их вдвоем. Утром мы обратно, поездом, самолетом. У оставалась одна ночь.

Когда мы прощались, поцеловала и сказала:

- До встречи. Вы же сюда?

- Обязательно, – я. – До встречи.

Я в убогую и думал, нам повезло, мы в городе и в день в клуб. И великолепная жизнь, в есть подарки в неожиданном месте. Я не и не другу. Просто в день стало трое.

* * *

Прошел год. Мы с продолжали спортом и учиться. Учились мы в институтах, не нам по-прежнему дружить. Про из города он, конечно, не забыл. Они друг длинные, романтичные письма. Их никому не показывал, мне. Телефона у не было, и стали способом общения. Правда, из конца страны в они две недели, да и письмо друга исчезло на почтамте города, а сгорело с ящиком. Пришлось все письма на главпочтамт, с «до востребования».

Эта была его радостью. Он деньги, в время, съездить к ней. Но письма из города приходить, а письма, девушке, возвращаться.

Он и на глазах. Порывался денег и к ней, но его отговорили. А она замуж? Или в город? Он не и не последний, поклялись ждать. Такова не поделаешь.

Прошло два года. Он не ту девушку, а я не о ней. Скоро он на однокурснице. Может быть, окончательно ее. Его несколько добивалась этого. Окружающие говорили, они пара. Не знаю. Она первой девушкой, ему нравилась, а нет. И я не знал, ли факту.

* * *

Незаметно еще года. Я бросил и тихо-мирно в научном институте. Работа несложная и неинтересная. Дни, месяцы, шли чередой, и интересного не происходило. Можно умереть от скуки. Но я услышал начальника отдела со замом. Оказывается, институт прибор, но начали собирать, выяснилось, там не одной детали, которой не работать. Телефоны фирмы-изготовителя не удалось, на никто не отвечал. Поэтому было туда кого-нибудь из сотрудников. Проблема в том, никто в дыру не хотел.

Оказалось, это самый город, вечно дождь, наших и побед. Я начальника меня, вызвал неподдельное моим помочь институту. Командировку быстро. Через дня я был в пути. Другу не сказал. У жена, ребенок. Зачем же травмировать человека.

Я в город вечером. Там не изменилось. Темно, невзрачные улицы, угрюмые дома. И льет дождь. Я нашу при стадионе. Выяснилось, там вполне номера. Наверное тогда, в каком-нибудь из жил тренер. Я при мысли, теперь-то контролировать моего в гостиницу. По знакомому маршруту, по и улицам, я к ее и гадал, меня ожидает. Почему-то было не по себе, я спроса в мир. Вот и ее дом. В ее горит свет. Что делать? Развернуться и уйти? Но я ей вернуться. И я здесь. Я всю храбрость и в их квартиры.

- Кто там? – изнутри. Я не знал, сказать.

- Кто там? – еще раз, и открылась. На стояла ее мама. Несколько она на меня, а ахнула.

- Боже мой, вы?!

Я в и понял, ее нет.

- Она уехала, сразу уехала, только мы узнали.

- Что вы узнали?

- Она письмо. Я сохранила.

Женщина в комнату и вернулась с письмом. Я его и следующее:

«Тебе сестра возлюбленного. У случилась беда. Он с поехал в горы. На дороге их протаранил грузовик. Удар по боку, он сидел. Когда привезли в больницу, он был жив. Он меня передать, очень-очень тебя, ты главное, было в жизни. Он тебе и жизни. Он не умирать…»

Я на женщину. Она рыдала. Я в шоке.

- Где сейчас?

- Она через после известия. Она не оставаться в городе, все о нем. Я ей деньги, у были, и уехала.

- Куда уехала, она сейчас?

- На Север. Отсюда поездом дня. Самолеты не летают. Иногда мне пишет, посылает. Может быть, чаю?

Подавленный и расстроенный, я проливным возвращался в гостиницу. На не ни души, и шорох наполнял этот город. Я шел, а глазами та девушка, принцесса, в и городе, где, нее, прекрасного не существовало. Я не сказать ее матери, мой жив и здоров, у жена и ребенок. Было стыдно, и я понимал, ничего от рассказа не будет. Мой остался в ее настоящим героем. Пройдет лет, и расскажет внукам о храбром из страны, она любила, и о том, они были бы и бы и счастливо, бы он не погиб. Для он погиб.

В день я постарел, кажется, на лет. Я знал, меня будет совесть и ее будут вечно сниться. Знал, никогда не моему другу, снова маленький город, и, конечно, это письмо. Потому он лучший друг, самый на свете человек. И у замечательная и ребенок.

Я не хочу, мой друг свою жену.

Алекс Камсар

 

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Как размер бюста влияет на поведение мужчин.

Из всех внешних атрибутов, которыми обладает женщина, наибольшее количество мужских взглядов притягивает ее грудь.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.

Как поделить семейные обязанности.

Нынешние амазонки совсем не против того, чтобы уступить место мужу на кухне или поручить ему заботу о потомстве. Но готов ли сильный пол к переделу семейных обязанностей?