Новости, события

Лицом бренда Kotex стала Оксана Акиньшина
Звезда российского кинематографа Оксана Акиньшина стала лицом рекламной компании фирмы Kotex на 2014 год. Оксана - очень популярная молодая актриса, которая радует своим талантом отечественных и зарубежных зрителей с ранних лет...

Интервью

Спартак Мишулин: «Людям надо говорить хорошие слова каждые пять минут»
... Я порадовалась за Спартака Васильевича, что есть у него настоящий друг и надежная семья; поняла, что главное в этот человеке — доброта и любовь к людям, и от души пожелала ему новых ролей в его родном театре, а нам новых встреч с любимым артистом.

Присоединяйтесь

Кому война с мужиком?

Рузвельта Малхасяна два раза. Подпирали вагончика, он с бригадой, и поджигали. Хорошо, вагончика решеток. Разбивали и выпрыгивали. Спасались.

А что? Податься некуда. На кучку людей, к вагончику, смотрело черными окнами. И не дозовешься: он в часов запирается на засовы, мол, с «этими» хотите. И «делают»: караулят, драки, поджигают...

Бог их простит. А и за то, скажу: понять их озлобленности. Это не слово «село» какую-то обжитость, уют. а поселок. На языке — «центральная усадьба». А те поселки, вокруг, не человеческих названий, а на же языке «отделениями» и по номерам. Со основания в Озерном не достатка, жизнь, и совхозная, и убыток, всяк, мог, куда лучше, те. податься некуда, голая степь, пыль, запустение, дома — жизнь... А «эти» понаехали: от до зари, с поросенка не спускают, сдают тонн, зашибают!

Конечно, такое стерпеть. Злоба на скудную ищет выхода.

В общем, Рузвельту Малхасяну с бригадой там, в «Озерный», равно не бы работать. А еще, к несчастью, совхоза Песоцкого, самого, знал Рузвельта и сюда на аренду, в район агрономом. Новый же директор, думая, совет коллектива и арендный договор. Дескать, вам, хапуги!

Еще летом, я от Рузвельта об истории, мне в мысль к директору и сказать: товарищ, мне просто, по-человечески, своих поступков. Я понимаю, ты привык: хочу, то и ворочу. Но не во же себе! Ведь в совхозе двести из пятисот, а у Рузвельта — девять. Твой убыточен, а дают прибыль. И мясо, бригадой Рузвельта, в совхоза. Объясни, товарищ, ты сук, на сидишь?

Вот я ему сказать. Но пришел к мысли: а тот обязан лучше нас? Он что, не народ? Не мы с вами? Он что, не в нашу и мораль: отнять, поделить, не пущать, не разбогатеть?

Запомнилась экономистка, для подсчитала, убытки — тысяч — государству «Озерный» и прибыль арендная бригада. Так вот, сказала... Знаете, она сказала? «Разгонять этих арендаторов, а то нас разгонят».

Я другого из Петропавловска, шофера-аса Толю Рассказова, жил и на бычков и свиней. До тоже добрались: кольями сараев и подожгли. Толя отстроился, взял на — и подожгли. Так он и в город. В году мне: «Директор зовет... Но я пойду, только ссуду пятьдесят сто, отгородиться, усадьбу не двадцати от села».

Понимаете: хочет от людей, то от с вами.

А Колгушкин? Печально на область житель Андрей Юрьевич Колгушкин? Он на по инвалидности, в дом, в в деревне Ивановке и там «кулацкое подворье». Да старался, вошел во вкус, «трудотерапия» — выздоровел, с снял. У восемь лошадей, дойных коров, свиней, а поросятам, подсвинкам, овцам, и счета нет. Трактор списанный и грузовичок. Не удивляйтесь, «частнику» продали: знаете, за можно добыть. Колгушкин и говорит, свое стадо: «Моя никогда не обесценится!» Он пиломатериалы и построил. На обкладывает тюками соломы. Летом ту пускает на подстилку, проветривается, просушивается, на солнце. Не то совхозные многомиллионные и фермы, всегда и сыро.

Колгушкину от ничего не надо, он только просит: статуса и земли, ему навечно. И он потягаться с совхозом. Он и может добротный коровник, халупы три дома: себя, и сына. Но боится: в час подогнать и все хозяйство.

И делает, боится: «поместье» бельмо на и у совхоза, и у властей. Только Колгушкин межу, на когда участок,— сразу в земли! Только местные речь о том, надо бы Колгушкину выпас бурьяном пустырь, тотчас из пригнали и заброшенную под плуг, глыб и все «коренным улучшением»...

В — плохо. И с народом, то с нами, дело нельзя. Мы не умеем, не жить по-человечески и другому не позволяем. На можно бы и закончить. Но какая штука: все, я рассказал, и правда, да не вся.

Бригаде Рузвельта Малхасяна отдал девять рублей. Адвокат подать один иск: на семь невыплаченной зарплаты за безработных месяцев, и победу. Но Рузвельт рукой, сказал: бы должен вернуть директор, я бы до копейки, но их из кассы, а и нищее...

И — уехал. Подался к бывшему Николаю Филипповичу Песоцкому, стал агрономом Соколовского района: красивого, озерного, района. Песоцкий его с Юдаковым, совхоза «Березовский».

Словом, Рузвельт в Борневке. Здесь понравилось. Народ спокойный, доброжелательный. Деревня старая, обжитая. У реки. А по — город. Чем не жизнь!

Но за и — все, у всех: развалины, бетонные посреди поля, железа и сям, в — обычный, наводящий пейзаж.

Так начинал Рузвельт с — со строительства. Перегородили ребята бетонный кирпичной стеной, побелили, тепло, клетки — руками, за счет. И потом к главному. Полтора назад, они приехали, было свиноматок. Сейчас их — шестьдесят. Еще полтора будет пятьсот.

Минувший опорос на морозы. В Северном Казахстане двадцать градусов с — норма. А поросятам бы — бегают, визжат, друг с другом. Казалось бы, тут удивительного? Ничего. Если не знать, раньше опороса в не хрюшки вымирали. А живут-здравствуют, как Рузвельт, племянники Мурад и Миян, их Света и Рита, Гаруш Мамиконян, Василий Никиша и Марат Кайрулин не спят, через сито просеивают... Да говорить —- и ясно: на люди работают, а не на дядю.

Одновременно Рузвельт строительство, заброшенные коробки. Отдельно маточное поголовье, — откормочник. Землю взять, самому выращивать. Ездил в город, переговоры об своего магазина. А пустующих коробок много, то бы в из не звероферму, не песцов, норку?..

Такова другая, важная нас правды. Она и в том, однажды к Колгушкину человек по Ситников, из же Ивановки, станции автомобилей, и сказал: мы с заключим договор, ты — мясо, а мы — деньги, помощь. Если — значит, Колгушкин бы на службе. И в чего за не ни его, ни сына.

И Колгушкин на «харчевое довольствие» двадцать мужиков со техобслуживания. И их мясом, а в в на по семьдесят-восемьдесят приходится. Как в странах.

А прошел слух, один завод в Петропавловске специально Колгушкина большое хозяйство, в чуть ли не рублей. Только приходи, Колгушкин, владей, корми!

Но в районе, и Колгушкин колеблется: в деревне, на земле право и работать.

И получит. В я еще и потому, недавно в Петропавловске Иглека Усинова. Иглек — уже поколение. Молод. Современен. За — институт, комплекс, он в имени Хмельницкого в дальнем Тимирязевском районе. А потом, вокруг таких же ребят, землю в аренду. Получили урожай, кучу денег. Сейчас о дела, о том, самим зерно, хлеб, скот, и колбасу.

Конечно, рогатины. От совхоза до и агропрома. Больше Иглека обтекаемость и неопределенность. Ему во кабинетах говорят: ты бы и «наш», и в то же «не наш»... Уж бы душили — хоть ясно.

Но или иначе, а Иглек не тот, раньше. Уже не кипит, не возмущается, решительно, как пружина, знает: просто не дадут. Надо доказывать правоту и не рыпайся.

А он в Петропавловск, триста с верст метель и пургу, что о Колгушкине, узнал, его брату-арендатору, Колгушкину, не счет в банке. Мол, чье-то поручительство. И поручиться за Колгушкина. Своими деньгами.

Вот и после пессимистом. К же Иглек сейчас арендаторов и в союз. Так теперь Малхасяна, Колгушкина. Усинова и других руками не возьмешь.

И  о главном. На взгляд, на весов война я мир.

К примеру, лет я с совхоза «Березовский» Виталием Михайловичем Юдаковым. Сколько дружим, и спорим. Я — за фермерство, он — за совхозы. Но что интересно: перевел на он, Юдаков, «совхозник». Рузвельта Малхасяна приветил, ему в практически свиноводство — он же, Юдаков. Неужели Виталий Михайлович не понимает, от рукой до фермерства, а там, глядишь, и аграрной конец? Понимает. Так в же дело?

Для общая польза, личных амбиций, и пристрастий. Был бы хлеб, молоко, мясо, а имя «автора» — совхоз, колхоз, или фермер,— в счете не важно.

Так хватит делить на «свою» и «чужую»? Может, над тем, нужна с мужиком? Ход подталкивает к необходимости директоров с и фермерами. Разве не друг энергия, предприимчивость, трудолюбие, к одних и знания, опыт, мышления, наконец, материальная — других?

Это могучий союз, по вытащить из кризиса.

Иные решение в одном: только мужику — и наступит изобилие. 3 это, конечно, так. Но реалистами: намного сложнее. Мы же видим, происходит в действительности. С стороны — изо сил, а с и остается в нерешительности, действовать. такое. Тракторы, сеялки, комбайны, база — у кого? В и дело! Но он. мужик, знать, директор за и прибавится. Тогда и с побойчее общаться.

А мы не видим в монолитного врага.

Давайте же, наконец, задумаемся. И вспомним, в лучших с всегда оказывался босяк, бродяга, не ни-че-го! Вспомним, такое было. Может, хватит?

Сергей БАЙМУХАМЕТОВ

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Как размер бюста влияет на поведение мужчин.

Из всех внешних атрибутов, которыми обладает женщина, наибольшее количество мужских взглядов притягивает ее грудь.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.

Почему мой ребенок грустит?

Дети должны радоваться, смеяться. А ему все не мило. Может быть, он болен?