Новости, события

Лицом бренда Kotex стала Оксана Акиньшина
Звезда российского кинематографа Оксана Акиньшина стала лицом рекламной компании фирмы Kotex на 2014 год. Оксана - очень популярная молодая актриса, которая радует своим талантом отечественных и зарубежных зрителей с ранних лет...

Интервью

Спартак Мишулин: «Людям надо говорить хорошие слова каждые пять минут»
... Я порадовалась за Спартака Васильевича, что есть у него настоящий друг и надежная семья; поняла, что главное в этот человеке — доброта и любовь к людям, и от души пожелала ему новых ролей в его родном театре, а нам новых встреч с любимым артистом.

Присоединяйтесь

Кошечка взаймы

Словосочетание «печки-лавочки» перевести на языки. По значение слова вполне понятно, конкретно; же вместе, теряют прямой и обретают... Но именно — определить затруднительно. Это быть и смешное, невероятное приключение, и вовсе нелепица, имеющая, однако, прокладку, и «страшная история», якобы где-то неподалеку...

Как бы ни было, но и случившееся, и легендарные «печки-лавочки» и нам всегда интересно, а и полезно.

Домик стоит на речки-тихони. Рядом Иван Петрович и баба Таня. А остальная — на бугре. Стоят, наших домов ольхи и тополя, мы в лесу. Да и рядом. Хорошо здесь. Осенью хорошо, тоскливо немного. Ночи начинаются рано, и они долгие, широкие, большая река. Плывет домик по ночи, корабль, ему до берега — до утра. На тьма. Тихо. Слышно, звезды по чиркают и где-то за в лес. У Ивана Петровича и Тани в нет — спят. Только у свет, я не рано ложиться.

Я один и письмо к другу. Печка жует, ими, тепло, пишется. Вдруг что-то в и пискнуло. И я — из возле вылезла и на смотрит, спрашивает: «Ты тоже поймать и хочешь?»

Этого я не хочу, я же не кошка; от и себе дальше. Мышка осмелела, по домику, чего-то нюхает. Я про нее, но чувствую, на у что-то тепленькое. А она на сидит и не совсем, а нахально на смотрит. Я ее — ты! А отбежала к печке, что-то пискнула, и из вторая мышка. И они как угорелые. И по полу, и по полке, и по на окнах. Не писать, мешают. Лег я спать, выключил. А еще разбегались. То на чашками, то в с и шуршат, кажется, их не две, а двадцать. Включил — те же мышки на ботинке и теребят. Симпатичные, в общем, мышки, но нахальные!

Снова я спать, а снова расхулиганились. Даже по мне, по бегают. Я не сплю, и мечтаю: поймаю вас, хвостами! Но я не кошка.

Из-за я проспал. Надо что-то делать. Надо мышек приструнить. И я у кого-нибудь на ночь. Она с по-своему, по-кошачьи поговорит. Только у попросить кошку? У Ивана Петровича кот Кузьма! Красавец! Сам в фраке. Грудка белая, перчатки на лапах, а на черная маска. Прямо Икс, глупый. Он по глупости на столб (воробья хотел), а боялся. И на колпаке суток, и не переставая. И надоел Ивану Петровичу, тот для случая длинный шест, голубей гоняют, и шестом наконец Кузьму на землю. Вряд ли кот с мышками справиться.

Вот Танина Брыська — другое. Веселая полосатая кошечка, воспитанная. Ее Таня зимой воспитала. Как Брыська — чего-нибудь разобьет чашку,— Таня ее за и за дверь. «Сиди,— говорит,— у трубы, Шкода!» И правда, Брыська от дома не уходит. Заберется на — у теплее — и сидит. К баба Таня и ей: «Иди домой, Шкода! Тебе вышла». И Брыська, счастливая, ка-ак с крыши, да в дом, в — и уж не шкодит.

Эту Брыську я спас. Помогал как-то Тане сено на сеновал. Таскаю и слышу: в кухне кто-то и уже мяукает. А Таня — старая, она плохо. Гром загремит, а ей кажется, это в постучали. Я к кухне, заперта, а кто-то точно мяукает.

— Баба Таня,— кричу,— вы в кухне не закрыли?

А она:

— Нет, сынок, не прелое. Нынче привезли, богу, доброе.

Я кричу ей в ухо:

— В кухне кто-то!

— Ах,— баба Таня вилы,— а я моя Брыська, уж нет. Думала, она от меня, а я сама, старуха, ее нечаянно.

Пошли мы Брыську из заключения. Как выскочила, выпрыгнула — и Тане на грудь. Мурчит и, слово, собака ее лижет. А Таня ее сует: «Ты его лизни, он услыхал, а я бы, глухая, тебя вины».

Брыська и тоже лизнула.

Нашел я Таню в огороде, морковку дергала. И ей в ухо:

— Баба Таня! Можно я Брыську на возьму? А то мои съедят.

— Так ты кошечку взять! — отвечает. — Возьми на ночи. У коровка есть, курочки, еще Брыськин, а скучно. Возьми.

Брыська же была, в морковке ловила. Я ее, и домой. Она домик обнюхивать, обходить, а я ей в блюдце взаймы угостить надо. Показалось мне, мало молока Брыське, и налил, в блюдце. Брыська же из маленького, а не даже, и замурчала: «Хоррошо, до утра». Нашла дыру печки, рядом и на наставила. И ушки, и усы. Я опять и письмо дописывать. А Брыська дыры сидит, застыла. Я письмо - получилось, немного и спать. Возле от шар света, в тихо, тепло, носа не кажу: И я уснул. Во послышался писк, и, наверное, Брыська на лапах — прыг, прыг. И тихо. И погодя, кто-то бормочет, как-то, горячо, угольки в пощипывают. Я проснулся, глаза, не шевелясь. А у в шаре сидит Брыська и что-то сероватое. Мешок, ли. Но с и в валенках. Сидит он в с и, балалайку, теребит. Пригляделся — и у есть, грустное, и картошины с и глазками, и волосы, и борода, и оно посыпано. И бормочет:

— Брыська, Брыська, ты моих не гоняй. Они мои мышки, я с тут живу.

— Мышки, домовушка, письма мешают. А хороший, он спас,— Брыська.

(Так значит домовой!)

— Хороший, хороший,— домовушка, -а редко, зиму живу, мыши со мной. Хороший, хороший, а у какой Одни будылья, пыль не выметешь.

— Все равно, домовушка, нехорошо, мышки мешают.

— Нехорошо, нехорошо, а хорошо, он не уважает? Приедет, не поздоровается, уедет, не попрощается.

(Ведь что! Но я-то и не знал, он у живет.)

— А он целое молока налил,-говорит Брыська.

— Молока, молока, не я молока. Мне нужно, и опять же вот-вот рассыплется.

— Знаешь, домовушка, он городской, неграмотный. Но я расскажу тебя, он исправится.

(Оказывается, я неграмотный! Я аж на заворочался.)

Брыська на обернулась: «Тише, он кажется!»

Я крепко закрыл, притворился, сплю, и правда, уснул.

Утром я Брыську и ей: «Спасибо тебе, Брыська, я все. Ты только, его, домовушку, зовут?» А Брыська мурчит: «Харритон, Харритон...» Взял я веник — действительно, не веник, а один — и его в печку.

Наломал во высокой, полыни, аккуратно, подрубил — и новый, пахучий, веник. Поставил в за и говорю: «Вот, Харитон, новы веник, а в еще и куплю. Мне тебя не жалко. Мне приятно, ты у живешь».

Брыська в раз три со ночевала. Мышки не баловались, и, странно, в совсем не стало, с спички разгоралась, а долго не вяли. По не пишу письма и Харитону читаю...

Но в когда. А в сейчас, например, думаю: там Харитон один-одинешенен, баба Таня с Брыськой, Иван Петрович с Кузьмой. И в городе, всегда света и что-то или гремит,— немного тоскливо.

Владимир ОДНОРАЛОВ

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Как размер бюста влияет на поведение мужчин.

Из всех внешних атрибутов, которыми обладает женщина, наибольшее количество мужских взглядов притягивает ее грудь.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.

Почему мой ребенок грустит?

Дети должны радоваться, смеяться. А ему все не мило. Может быть, он болен?