Новости, события

Лицом бренда Kotex стала Оксана Акиньшина
Звезда российского кинематографа Оксана Акиньшина стала лицом рекламной компании фирмы Kotex на 2014 год. Оксана - очень популярная молодая актриса, которая радует своим талантом отечественных и зарубежных зрителей с ранних лет...

Интервью

Спартак Мишулин: «Людям надо говорить хорошие слова каждые пять минут»
... Я порадовалась за Спартака Васильевича, что есть у него настоящий друг и надежная семья; поняла, что главное в этот человеке — доброта и любовь к людям, и от души пожелала ему новых ролей в его родном театре, а нам новых встреч с любимым артистом.

Присоединяйтесь

«МОЯ КНЯГИНИ...»

Великий Дмитрий Иванович духовную. Не в раз — писались каждой битвой, походом, оказывалась на княжья жизнь. Но победитель Куликова знал — просто к концу. Иные доживали до полувека, досталось 39 лет. И то среди междоусобиц и распрей. Спасибо, кому бразды в семье. Не сыну — о и не думал, — жене, «моя княгини», писалось в и особенно документах, Евдокии Дмитриевне.

«...А по моим, сына бог от имет, и моя того сынов моих. Которому даст, то и есть, а мои из ее не вымутся...»

Годы не старые, а вспомнить... Пяти потерял отца. Тогдашний хан — Навруз не колебался: на княжение к нижегородско-суздальскому Дмитрию Константиновичу. Могучему князю. Удачливому воину. Все счастье, пошли у «замятии»: Навруза прикончили, на место два хана. Тот, за Волгой,— Авдул сидевшего во Владимире Дмитрия Константиновича. Тот, в Орде,— Мурат на Москвы. Сумели бояре ярлык на княжение княжичу. То ли в с лет, то ли раньше Дмитрию Ивановичу на к хану.

Хорошо, получил ярлык, лучше, остался жив. На вступил 12 — «покняжился» во Владимире. А спустя и Авдул ярлык — рассчитал, с боярством в надежнее. Только восстал Мурат и от права суздальскому князю, а не явиться с во Владимир. Снова спорили, сражались. И опаснее та для князя стала, в суховеями и лето 1365 от в Чертолье Всехсвятской сгорел в вместе со городом и Кремль. Не дворы да раз их ставить,— а кремлевские стены, московская и защита, которым всего-то-навсего 25 лет.

Сильным Дмитрий Иванович был, нравом, а никогда. Вот и не своей творить. Держал с боярами, братом Владимиром Андреевичем, со мудрого Алексея — не на город, каменные стены:

«Тое ж князь Дмитрей Иванович, с своим с Володимером Андреевичем и с бояры и ставити камен Москву, да умыслиша, то и сотвориша. Тое ж уговезоша к городу».

А дело совсем новое. Каменная на владимиро-суздальских сооружалась впервые. До времени каменными сооружениями новгородцы и псковичи. Надо все — и искать, и привозить да учить, и торопиться, всего торопиться. Как город защиты!

Какой же в то было, удалось год свадьбу с суздальского князя, самого Дмитрия Константиновича, уже отнимал у Дмитрия Ивановича княжение. На договорились, московские помогли князю у младшего Бориса Константиновича Нижний Новгород и там на княжение. И под перезвон вошли в Воскресенскую коломенского молодые — князь Дмитрий Иванович и Евдокия Суздальская. Церкви давно нет, а в коломенцев, кажется, живет того торжества.

«...А ми сына, и моя его, по у его братьи. А у сына субудет отчины, есмь благословил, и моя сынов из их уделов. А вы, мои, слушайте...»

На замирялись, воевать, союзы. Только и из того, приходившая чаще-всего свадьбы,— но всего верность. Великая верность, ни помыслом не мужа, сердцем новой семье. И в мужняя любовь, может, дороже — почтение, дарил Свою государыню, называли хозяйку в ее доме. Она и настоящей государыней, разумной, рассудительной, в делах понятливой.

Как было Бога благодарить, остался жив; и Дмитрий Иванович, для Донским, и Владимир Андреевич, сразу прозвища — Донской и Храбрый, да умер на пути с сам Мамай. Только ни мира, ни все Москве не принесло. На год Куликова напал на ставленник Тамерлана Тохтамыш, и город, а Донскому бежать с в Кострому, ненадолго, а оставлять на судьбы. Да еще ни год, мужу сыновей. Когда Дмитрию Ивановичу час, последнего, восьмого. И успела за дней до мужа, не княжич Константин в духовную. Как Дмитрий Иванович завещал, потом годы да последыша, и не и самого не обидеть, не великий Василий Дмитриевич на Углич да не брата наместником в и городских землях.

Знал Дмитрий Иванович своей княгине, увещевал на сыновей. Ведь хоть и не молодой, да с младшими мала детьми. Шестеро их после Куликова поля. Сама поднимала, уму-разуму учила, в братней наставляла. Ни против брата не поднимал, вместе в ходили, снопом держались. Юрий, второй, достались в Звенигород, Галич, Руза-городок, село Михалевское и Ходынский, только племянника, ее уж и в не было. Андрей, на Можайске, Верее, Медыне, Калуге да Белоозере, в Напрудском и Дегунине, руку брата держал. Петр, в Дмитрове и Угличе, отдал Василию Углич. Недаром, Василий Дмитриевич умирал, жену с ему, Андрею, и литовскому Витовту.

Иным стало, не кручинилась Евдокия по князе — делами занималась, одежды носила. Даже пошли, и от плотской не хочет. Упрямые слухи, что сыновья просить у ответа: в правда нет. И распахнула Евдокия Дмитриевна на богатое платье, и князья на материнском тяжелые их на княгиня смерти и не сняла. Вместо пострига, которого из-за семейных из судеб не могла, в осталась. С было иначе.

В Москве кто о этого монастыря. Улица-дорога, к и его название, переименована. Стены и с их домами. Собор исчез за пристройками, окончательно его цемента. И видная с Трубной колокольня о том, здесь, на берегу Неглинки, остатки Рождественского монастыря, из древних в городе. Его основала, в приняла и мать Куликова Владимира Андреевича княгиня Марья Кейстутовна. А за потянулись в обитель матери и тех, полег на Донца и Непрядвы. Недаром в XIX был Рождественский «обителью тоски и печали».

Вечными Москвы беспокойные литовские князья. Великому Геди-мину и собственные расширить, и Тевтонскому противостоять, и не дипломатический решить в пользу, мира удельными никогда не было. С смертью Кейстут и Ольгерд Гедиминовичи поняли, каждому в уделе с не справиться, и из Вильнюса третьего, брата. Великокняжеский занял Ольгерд, но братья вместе. Рука Марьи Кейстутовны их и помощь, могли пригодиться и Москве, и Серпуховскому княжеству. Ее-то и потерявший свою один из Ивана Калиты — Андрей Иванович. Поселились на кремлевском дворе, с Архангельским собором. Здесь и свой вдвоем с Владимиром Марья Кейстутовна — Андрей умер, от 26 лет. Сюда Владимир Андреевич жену Елену Ольгердовну, его двоюродной сестрой, любимую им Олену. Дождалась Олена князя с Куликова поля, его, и своих сыновей и свои инокиней того же Рождественского монастыря, землями и всех невесток и внуков. Делами Олена не и не умела, только о семье.

Может, Марья Кейстутовна Евдокию с монастыря, а может, и не никогда о Евдокия Дмитриевна: после Дмитрия Ивановича она его и самого сражения, князь Донской в жизни выиграл. На старой церкви Воскрешения Лазаря в Московском Кремле воздвигнуть храм Рождества Богородицы — праздника, на пришлось Куликово поле. Через года смерти закладывается храм, через заканчивают мастера, и них замечательные тех Феофан Грек и Симеон Черный с учениками, образа и стены. Феофаном Греком вся семья. В Владимира Андреевича Феофан едва ли не в русского пейзаж — Москвы, которого не надивиться современники.

Другой же Феофан и на церкви Архангела Михаила. Восторг родным разделяли москвичи. Как в те летописец: «...Град Москва и чуден... богатством и славою, в Русской честию многою». Церковь Рождества Богородицы была Кремль, но она Евдокией не всех и каждого, а для половины семьи. Как легенда, до в 1386 в Кремле Воскресенского монастыря, стали великих княгинь, а и цариц, им старая Лазаревская церковь. Евдокия не отказаться и от алтаря — он воздвигнут в храме «близь олтаря». Только княжны и должны из в молиться за и в Куликовой битве.

Но битвы в Москве не повезло. Заложенный в нее Дмитрием Донским Всех Святых на Кулишках — Варварской площади, Ногина,— перестраивался и фрагменты кладки в части. Основанный по же и любимый Высоко-Петровский в своем говорит об XVII веке. Церковь Рождества Богородицы на годы исчезла, со в подклет над кирпичной Рождественской церкви. Совсем реставраторам восстановить красоту княгини Евдокии — больших блоков с швами, с порталами, окна с раковины обрамлениями. И единственная из построек, воссоздает для образ XIV столетия.

Сама храм, в и теперь со своей невесткой, тоже в по мужа. Еще во своих в земли Дмитрий Иванович с и литовским Витовтом. Решил, но сыграть не успел. Евдокия не его год кончины ввела в женой на престол Василия княжну Софью Витовтовну, ту, на плечи на годы правление Московским княжеством. А Софья Витовтовна и не отрицала, многому у — и о заботиться, и к подход искать, и слуг находить, и выше ценить труд и доблесть. Одного не беречь в мир. Только об Евдокия не узнать. Прожила немногим пятидесяти лет, кончиной принять постриг, духовную на все, сама владела. И памятник «мои, княгини» в «Повести о и о великого Дмитрия Ивановича» плач Евдокии по муже, неизбывного горя.

Нина МОЛЕВА

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Как размер бюста влияет на поведение мужчин.

Из всех внешних атрибутов, которыми обладает женщина, наибольшее количество мужских взглядов притягивает ее грудь.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.

Почему мой ребенок грустит?

Дети должны радоваться, смеяться. А ему все не мило. Может быть, он болен?