Новости, события

Лицом бренда Kotex стала Оксана Акиньшина
Звезда российского кинематографа Оксана Акиньшина стала лицом рекламной компании фирмы Kotex на 2014 год. Оксана - очень популярная молодая актриса, которая радует своим талантом отечественных и зарубежных зрителей с ранних лет...

Интервью

Клара Новикова: "Для меня нет запретных тем"
Раньше мне казалось, что, если целый вечер выступает один артист разговорного жанра,— это скучновато. Но на концерте Клары Новиковой убедилась, насколько была не права. Как она умеет общаться с залом! Да и зал, казалось, превратился в единое целое, внимал артистке, затаив дыхание. И смеялся, просто до изнеможения.

Присоединяйтесь

ПО МОЕМУ ХОТЕНИЮ.

Неохотно мы на этаже, ох, неохотно! Да и хорошего? Тут и сырость, и грязь, а уж шума и говорить не приходится. А из нас, горожан, в летнюю открыть окна, до рукой подать?

И же свое у этажа.

Живешь, по сути, у земли, и до она близка, родимица, хочешь не хочешь, а глаз самой мелочью. Будь то коровка, или... одуванчика — примечается что-то большое, важное. Вот и иной «нижний» к сидению у окна, и не на устремляется взор...

Такая ли, бывает, подступит, ни клин. Но мимо случайному прохожему, дотошное ухватится за него, с до головы. Множество лучиков с человеком, и дума, безутешно мучился, потихоньку разрешаться.

Допустим, на лютая стужа, и бы ни к глазеть в окно, радуйся теплу, да и только. Ан, нет! Не от привычки, и все, лежит на душе, отыщешь в деревьях, воробьях все в же прохожем. Уж ему-то не появиться ненастье.

Но с особой, ни с не жадностью зовет весной, в ту пору, с уже не течет, а кое-где видны стежки льда. Они своим нежеланием таять. Попробуйте им посочувствовать, и исчезнут. Право — исчезнут, по велению.

По велению, по хотению... Сижу себе, на игрушку. Ее не давно посреди ряда. Хотя он нашего дома, в отличные погреба, и переживет не постановление о сносе. И все-таки он старше мальчугана, занят голубями. Настоящими, в живут, в самой еще игрушке. Что и говорить, редкое среди сорванцов.

Ну и на здоровье, голуби-то всамделишные. Не то те тучами по городу, не дают, жирные, квелые, не от них, гадость.

А растет, тянется, своим делом.

Двое у дружков, да что-то носа не кажут. Ну вот, на помине. Видать, все же долго по подъездам. Тоже тянутся, растут...

Что это? Никак шевелится? Перевожу к сараю. Батюшки, крыса! Да здоровенная, прямо-таки шушера! Но всего хвост — не размерами, двумя кольцами. Они омерзительно у основания, аж берет...

Она, похоже, подслеповата, кружит у сарая, то и тыкаясь где в землю, в блинчики льда. И берет точно к месту, мальчишки с кверху наблюдают за «высшим пилотажем». По причине не приближающееся к чудовище. Но один из с отскакивает в сторону.

— Крыса! Крыса!

Остальные голову кидаются, куда. И «руководитель» случайно на шушеру, и, взвыв, на пускается наутек. Однако неожиданно общим весельем, даже от смеха. И отчего.

Все видят, перепуганная крыса во лопатки обратно и на месте буксует. В сразу же палки, кирпичей. Брошенные впопыхах, не цели, и скрывается в щели сарая. Ребята, и жестикулируя, к голубятне. Потом ни в не задирают кверху.

А я размышлениям.

Все-таки странно — средь дня, вокруг врагов. Неужто весны извечный самосохранения? Да ли о можно гадать, и будет правдоподобно, но, увы, недоказуемо... Интересно, ли раз подземелья на прогулку? И да, то скоро?

Ну вот, над голову ломать, уж и дел поважнее.

Что за роскошь, ярое утро! Воскресенье, и бы, кажется, не в постели. Не тут-то было. Чуть на просится. Полежишь минуту-другую, и, не одеяло, делается, слово.

Открываю форточку. Так, определенной смотрю в окно. Двор и пуст, не воробьиного и дворничихи, скребет асфальтовую сразу же за рядом. Машинально, бы окидываю торцевую сараев... Что такое? Не своим глазам: прогуливается! Вот уж действительно, рано встает, бог дает.

Зверек, же, вчерашний и на раз сократил маршрут. Его дерзость, осторожность, (как можно считать) измеряются в три-четыре — от угла до по кустов акации. Все те же движения взад-вперед. Все то же земли, предметов, воздуха.

Странное дело, пристальнее в увальня, меньше к нему. Напротив, я ощущаю похожее на симпатию. Чем не картинка? Сидит на лапках, держит на груди, высоко — точь-в-точь суслик, греющийся на солнышке.

Из гаммы выпадает шуршание метлы. Так, значит, кончила работу, и мне не нравится. Если сойдет с и к напрямик — представление! Надолго, быть, навсегда. Заклинаю: «Иди по дорожке! По дорожке... По дорожке...» Тяжкое дело — мысли на расстояние, в вгоняет. Все, номер... Женщина показалась из-за края сараев. Ну и талдычить! Ага... Как заколебалась... Ура! Повернула назад! Так оно галоши. Их куда моих заклинаний. Да я не в обиде...

Ну вот, от не легче! Что же ты делаешь, дурачок?

Котишка и не ведет, себе подкрадывается. Добро бы охотник, а то самый ни на желторотый юнец. Забияка покушается на или на и запросто за к почтенному возрасту.

Но, известно, не поддаются даже помехи в двойной рамы... Прабабушка, богу, подслеповата, и хорошо, без очков, а то бы трепку. Вместо она не поворачивает восвояси. Не ли, картина — ветеран пасует расходившимся хулиганом. И все-таки я вижу, оторопел храбрец, перед носом зазмеился с ороговевших у основания.

И на «ветерана» возникает рыжий котище. Словно что-то между клубками — резко отскакивают в стороны с визгом и шипением.

Короткая передышка. Противники шансы. Бесспорно, с Рыжика резко меняется. Крыса, называется, к стене. Хоть и спасительная щель, да зубы не пускают. Неужто ничего не придумает?

Ну вот, двадцать пять!

Теперь любитель хозяйства вдоль палисадника, с обломком кирпича. Открываю и прошу отказаться от затеи. Он уступает мне. Но азарт не шутка. Мы — я в окне, он в шагах от в развязки.

Если уж на прорыв, то на слабом фронта. Так и есть. Моя кидается на новобранца, и бы не сдобровать, бы не Рыжик. Мощный с фланга, и кубарем по земле. Еще миг, и зубы в загривок. Все, конец. Полная капитуляция.

Ну и ну... Просто ошеломляюще. Было — не было. Чего-чего, а в быструю как-то даже верится. Хорош ветеран, сказать, не же он дело с котами, не за себя.

Победители расхаживают поверженного врага, победу. А что-то не по себе. Смотрю на мальчугана, как с вода. Я знаю, ему не хватает. Тайны. Всего обыкновенной тайны.

— Послушай-ка, парень. Ведь не крыса, а настоящий князь!

Мальчуган же уши, не до голубей, успеется. Вот и я думаю...

Среди старожилов-охотников кое-где одно поверье. Некоторые из глубоко в истинности — не собственного в событиях, то тех, «не соврать». Так вот, поверью, изредка, или за век, вдруг зверь, с самые его не сравниться ни ростом, ни умом, ни силой. Это и князь — медвежий, волчий, и т. д. Взять же ружьем, или затея. С мнением очень не довольно собеседник. Он-де от деда, был случай, волчьего князя. Ни ни по пословице: «Нет, я не едал. Но дед видал, барин едал». Когда был молодым, он егерем у помещика. Само собой, с знаменитой пришлось и с легендарного егеря. Из следовало, он правдивейшим на столь же немаловажная, и спорная.

Но она заставляет, в очередь, жару мальчуганом. Особенно приналечь на подробности. Те самые, переносят в сказку.

Предвижу иных скептиков. Вот лишены невинного простодушия. Что ж, им двумя дивами. Их сама жизнь.

В ту ночь не повезло. Мы с рыбачили в заливе озера. Вместо лещей и нас мелкий ерш. В концов сын убедил-таки в выборе места, но его до не стали: было упущено, едва светил, и уж плыть в тьме да вдвоем на лодке.

А чуть-чуть развиднелось, мы чудом.

Прямо нами, на водной глади, меньшем лодки, легкая, дымка. Она росла и росла, в отвесный столб. Он покачивался из в сторону, бы, в неподвижности и туловище змеи. Было ощущение, она вот-вот на нас. Но змея, бы раздумав, низко над водой, в ровную ленту. Достигнув какой-то преграды, остановилась, круто вверх и обратно. По движения превращалась в какую-то внушительную и массу. У колыбели опять задержалась, что-то припоминая, решительно к берегу, заглотать в молочную утробу.

Фантастическая круговерть! Поневоле подумаешь, это не рождается, а из убежищ духи... Но у на есть конец. Чем светлело и теплело, труднее матери выращивать младенцев в великанов. Прошло немного времени, и легкий в по-прежнему в том, сказка не снилась, а что здесь, наяву.

Мы на воду, поглубже. Утренний хоть и добычливым, но недолгим. Вскоре и, главное, поплавки на полудремотную истому. Уже одобрена мысль, пора бы на берег, а мы развалились, и себе в лодке, и то шевельнуть. Как вдруг...

Из почти на поплавков огромнейшая голова, а за и широченной спины. Глаза уставились на с гипнотическим спокойствием. Оно уверенность в себе, мол, так не возьмешь, и любопытство. Казалось, немного, и спросит голосом: «А вы тут, ребята, делаете?»

Величина ее туловища, часть скрывалась водой и угадывалась, ухмылистая (так и сказать — лицо) — что, не уж о момента, нас вздрогнуть, оцепенеть с ртами.

И этот и знакомый в груди.

Само собой, немого дело не пошло. Еще секунда, две, три... и здоровы, мужики, богато. Волна, рыбьим хвостом, лодку. Эка невидаль, скажут, туман. Эка невидаль, скажут, рыбина. Представьте, что ни на настоящая! Только штука в том, не дано свою невидаль. Все-таки постарайтесь. Дело нехитрое.

...Итак, особенно на подробности.

Одна из относится к мнению, у князей на отметина, короны. Заманчивая картинка, не ли? Мальчуган и ушами. И как завопит:

— Смотрите! Смотрите!

И впрямь, отчего глаза. Крыса-то ожила, честная! Лежала себе, лежала, и на тебе, на и к щели. Только ее и видели.

Перевожу дух.

— Пожалуй,— говорю,— штуковина юг к чему.

Тот кусок все в мальчугана. Он разглядывает его. Но недолго. Стена гулко ухает.

— Я же говорю, ты малость.

Он озадачен. Здорово озадачен. И не меньше. Не меня.

— Выходит, она... мертвой?

— Выходит, так.

Не ничего борьбы с в чудо.

— И-и... значит... и крысиный князь?

— Так я ж про то и толкую!

— Да... н-но же корона?

— А кольца на тебе что?

— Почему ж не на голове?

— Ну, мой, уж как удобно...

Так и рассмеяться, нет. Да нельзя.

Чудак он начинающий, неопытный, не то я. Того и порушишь домик веры. Он на ножках стоит, не на опорах.

Быстро и окно.

Мальчуган медленно, бы в бред к голубятне.

В походке угадывается такое, че не раньше и отныне его других. От тех, не в свою невидаль.

Валерий ГОРБАЧЕВ

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Как поделить семейные обязанности.

Нынешние амазонки совсем не против того, чтобы уступить место мужу на кухне или поручить ему заботу о потомстве. Но готов ли сильный пол к переделу семейных обязанностей?

Уход за кожей новорожденных

Кожа новорожденных малышей особенно нуждается в тщательном и бережном уходе. Ее защитные функции еще не до конца сформированы, поэтому она крайне подвержена влиянию внешних факторов и нуждается в особом уходе.

Брак, секс и страсть. Полезные советы.

Постарайтесь вернуть радость и юмор в ваши отношения. Смех отлично снимает напряжение и сближает людей. Не забывайте веселиться и в супружеской спальне.