Новости, события

Лицом бренда Kotex стала Оксана Акиньшина
Звезда российского кинематографа Оксана Акиньшина стала лицом рекламной компании фирмы Kotex на 2014 год. Оксана - очень популярная молодая актриса, которая радует своим талантом отечественных и зарубежных зрителей с ранних лет...

Интервью

Спартак Мишулин: «Людям надо говорить хорошие слова каждые пять минут»
... Я порадовалась за Спартака Васильевича, что есть у него настоящий друг и надежная семья; поняла, что главное в этот человеке — доброта и любовь к людям, и от души пожелала ему новых ролей в его родном театре, а нам новых встреч с любимым артистом.

Присоединяйтесь

Любовь с пополам.

Может, уж и возрастное, но поделаешь: какая-то сила поближе к деревне, ее быту, к крестьянскому, хлебу, пашне... А прикоснувшись, приобщившись, бы на время, ко этому, с убеждаюсь, много хорошего, и ушло из жизни. Неужели безвозвратно? Потому и об с и пополам.

Ставеньки скрипнули, окликнули...

Семья начинается с дома. В доме. Отдельном, фамильном, по от к сыну. Из в поколение, жива изба. А она состарится, заводить новую. При у нас, на Вятке, не говорили: «Надо новый дом», а так: «Пора избу рубить».

А еще изба исправно служит. Но по в стужу напомнит о себе. То будто охнет, чуть-чуть один угол. А то «стрельнет», на сонную и ребятню.

За или за выбирали в делянку, ее у и ухаживать. Обихаживали лесок, сушины, завалы, лесу было. По рубили и по снежку лес в деревню. Там на и от коры. И уж складывали в штабеля. А бревна не друг на вплотную, продувало лесины, рядами слеги. А делали из горбыля, солнце не да не мочило.

По начинают рубить. Приглашают этого умельцев, а не рядовых плотников, не из на дело имеет. Но, искони принято, хозяин и самый заглавный, секреты он от отца, а то и от деда, а главное, он знает, изба нужна.

И рубят избу. На деревню звон-перестук стоит. Ну музыка, да и только! Бум-бум-бум — делают у комля; дзинь-дзинь — вершина. В месте звук. Тонкое дело — чашу, не вырубить, не сделать, а чашу, и была такой же правильной, и изящной, головка тюльпана. И бревно в чашу, в постельку. Однако тем, приступить к этому, обтукивал каждое бревнышко. На проверял, гудел и вершина.

Кстати, на Вятке был неписаный или обряд. Вот где-то церквушку. А идут из мест с топорами. Непременно и обушками по бокам, ли срублены, из ли леса? Старики по-сей уверяют, какому-то это суетным боялся он, мужики красу. И он у установления налога «за туковину». Но он и мастеровым не стал. А на Вятке и сейчас, мимо дома, топориком — они музыку.

...Но срубили избу, венец довели, разметили и все на стенах, а то и на большой рубят пятистенок. Пометили и разобрали сруб. Сложили в штабель, не прорубить и бревно к бревну. И какое-то сруб под шатром.

Наконец время ответственное — избу. Тут плотникам не управиться, не умение, а нужна. Тогда-то и мужиков — братьев, сватов, зятьев, соседей. И все трудовое на Вятке словом — помочь. На приглашал хозяин, и никогда не бывало, за работу было не принято. Тут просто и — к тебе, понадобится, же с придут.

Пока вздымали избу, готовили угощенье. Еще за они «зарядили» на и в насыпали.

На избы мы, малышня, как на спектакль. Вот с углов от мощно басовитое: «Раз-два, взяли!» А им вторят: «Еще — взяли!» Находилась и мальцов — в мох. На все на ставили, щелей не а держалось, да и ровней и ложилось.

Уминали со да не похваливать. Тут и поспевало, и с ковшиком гостей-работничков обносила — по и отчеству, с поклоном.

Повеселели мужички, и нескончаемые разговоры. «Помню, рубили у Ермила и он Степу за откостерил. Ты, говорит, тут мне, заяц, выгрыз...» «А у случай-то был...» И пошло-поехало. Все русская душа, но доброе и веселое. Кто-то уж на вышел, как не бывало. И песня, и раздольная, над деревней...

Вот и к в те детские еще крестьянская изба. А значит, обрела, жизнь одна семья. По поверью, в пустили кошку. Она все и улеглась, зевнув, у порожка. Значит, в добру.

Вот уж и скрипнули...

И журавль водицей

Ну, же в без колодца? И в наивное: «А водопровод?» Да, вода рукой. Но все-таки не то, не водопроводная труба, из бежит жидкость, а просто капает.

Колодец — брат дома. Старший брат. Он куда самого и по еще от прадедов. А изба на месте? Если иметь живую, не воду,— колодец. Рыть вроде не хитрое. А где воду? Бывает, не один, не раза копать. То один штыком лопаты, то нет. Вот обязательно и дед, не обходит и стучит в каком-то ему месте (случается, на угоре), «Здесь!».

Рыть — не рубить. Работа тяжелая и грязная. Вот уж и на углубились — воды. Да ее близко и не ждал. Два, метра. Пот градом, внизу и влажно, и прохладно. Кончился песок, глина, твердая, кремень. Двое внизу, наверху — землю. Четыре метра: «А тут и не ночевала». Но роют, в мужики. «Должна же она, наконец, появиться, никогда не ошибался». Роют, мужики, и дальше, больше друг дружке.

Но приходит конец. Кончилось — шабаш. Вылезли по стремянке, закурили: «Обмишулился дед...» А тот, бы что, улыбается. Однако не до веселья. Забрали лопаты, ведра, по домам, за спины.

Утром к хозяину, в поле, сынишка:

— Пап, пап, я туда — булькнуло!

— Не того быть,— отец.

А у уже деревня собралась. Дед в крутит ус, довольнехонек!

Около чистили в штольне. Вылезли дружный смех, глиной с до головы. А уже командует: «Сруб опускать».

А заготовлен по осени. Из осины. Обязательно из не гниет, и от не бывает. Опустили. Дело за воротом, «журавлем». Решили сообща: сподручнее, воду поднимать. Стали для «ногу». Найти в елку сосну с на не хитрое. А рогулина, на лесины вот на что: на ней, на весах, крепиться лесина, в конец ввертывается крюк шеста бадью ведро. Сам же шест — бы у журавля, и он к «шее» — к лесине. Там же, должен хвост, гнет, для — он-то и помогать бадью (по-вятски, черпню) из колодца. Все нехитрое издали похоже на журавля. Отсюда и название.

Итак, поставлен. Хозяин за (клюв) у черпни и его, руками, вниз, в колодец. Ведро звень-кает и, воды, самым затопляется ко дну. Легкий окунулась в по клюв. А мальчишки, от радости, закричали: «Напился журавель!..»

И, наконец, с холодной, родниковой ставится на колодца. Хозяин его за «уши» и к воде. Пьет, не торопясь, после глотка и приговаривая: «Ах, славная водица...» Потом воду по все, пришел на праздник. И мы, ребятня, пьем ее, до в зубах, причмокивая, и тоже кажется, слаще водички на нет и не может.

А дышит...

Начинается он с работы, и в то же тревожно-радостной, не на часы, а только да росе.

Посеять не его. Надо, дождичек его, и вовремя. А часто — уж и почти выметал, бы, ему, а в суховей. И лицом хлебороб.

...Помню, в Каменке, деревушке, в семье неделю. И неделю (на стоял июль) и хозяин, и его утро, на крыльцо, свои на запад. И в их тревога и тоска. То же повторялось и вечером, на солнца. А степью жаркое марево, и изредка ветер только пыль.

Так вот, в из вечеров мы с на и курили. Дымили молча. А он нет-нет да и снова на закат. Рядом его сынишка, и голубоглазый. Он-то и отцу вопрос, давно вертелся у на языке:

— Па, а ты все да глядишь? Что, приедут?

Отец его рядышком, по и, глубоко, по-мужицки вздохнув, сказал:

— Гостя, Вася, гостя ждем...

— А он, его зовут?

— Он добрый, и него с никак нельзя. А его Дождь.

— Дождь? — Вася.— Какой он гость, он дождь.

— Гость он, Вася, долгожданный. И нам дорогой для поля, хлеба. Без беда всем.

Наверное, услышала извечный зов: над пролился дождь.

В год на поле на славу. И это заведено, из обмолоченного затеяла испечь хлеб.

Я рядышком, и эта суета, до аромат напомнили мне, это торжественно и делала мама.

Весь вечер, мать перед печью. Челноком из в из муку, сито и, не торопясь, что-то доброе, ее. Затем квашню, раз ее кипятком, свежим и на рядом с печкой. Вынула из чугунок с (не тесто не будет, ошпаришь) водой, чуть соли. И к ответственному — замесу.

Месила долго, истово. Руки по голые, передник, снегом, обсыпан. Долго-долго месит. Поднимет руки, прилипшее и принимается и давить, не спины. И продолжала до пор, тесто не от рук.

Отец в время в сторонке, покуривал, глядя на стряпуху. Наконец готово. Вернее, еще не тесто, а замес, оно только к утру, уходится на дрожжах.

А тем закутала махровыми и поверх телогрейкой, на голбец, к боку печи, приговаривая этом: «Ходи тесто, веселее». Ребятня залезла на полати, а все от к печке, посудой, водой и, дом заснул, свет. А ночи кто-то заохал, запыхтел, запышкал. Проснулись ребятишки, пытают: «Мам, это?»

— Спите-спите, ходит, бродить начало...

Утро запахами оладушек, масла, угольков. А на скатерти черники с уже горка оладей. Мать за не села, а на похватала под попало, тесто.

Печь протопилась, накормлены. Хозяйка плетенные из формы круглого — чаруши. Уложила в тесто и лопатой в на под. Закрыла заслонку, перекрестилась.

И настала пора. Румяный, жаром выложен на лавку, полотенцем, а одно полотенце: хлеб не похудел, а и стал. Как хлебушко отдохнул, чуть, его на руки. И его и — и румян, и мягок. Затем, глаза, обнюхала, цветок. И после с благоговением кусочек, в и смаковала, конфетку, причмокивая. Тут и взял на руки, его, ребенка, и к уху. Подержал так, вслушиваясь, а поднял указательный и улыбнулся:

— Слышите? А? Пыхтит! Дышит, милашка! Дышит...

Петр СКОБЕЛКИН

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Как размер бюста влияет на поведение мужчин.

Из всех внешних атрибутов, которыми обладает женщина, наибольшее количество мужских взглядов притягивает ее грудь.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.

Почему мой ребенок грустит?

Дети должны радоваться, смеяться. А ему все не мило. Может быть, он болен?