Прогулка по снегу

Неужели стучат по ступеням? Аня на будильник: позднее, бы копытам... Подняла с фантик от конфеты, в карман. Пихнула кровать с диафильмами: хрупкие... Вчера на «Курочку Рябу»,— приходится на ее смотреть, в не проходит. А копыто коробка — ленты к прилаживать, ли? Вдвоем так не насмотришь. С интереснее на экране.

Аня к двери. Кто-то дышал по ту сторону. Она разволновалась и дверь.

На клетке соседка. В -битком сумки. А у и мешок с Пугачевой.

Аня «здрасьте!» и в квартиру.

Ну и хорошо, соседка! Рисунок-то не доделан! Аня за и кисточку в гуашь, в белую.

Рисунок «После скачек». Белая припала на бабки и на голову. А нее в плавают розово-голубые колокола. Чтобы понятно, звон в ушах.

Еще бы написать: «Добро к нам!» Но Аня забыла, выглядят две буквы: Ж и Ы. Ладно, скажет...

Неужели стучат по ступеням? Аня рисунок к и выглянула из квартиры. Нет, послышалось.

Она посмотрела на будильник. Отец с работы. Это хорошо, опаздывает. Значит, купил! И пешком через город, мужчина в штормовке и «Уралгеология» на и беспечная лошадь. Не в же им ехать.

«Испугался папулечка...— Аня, в кресле,— Давно было хитрость придумать...»

Хитрость так: Аня не подняться с и, ему бутерброды, твердо сказала: «Если и ты не мне лошадь, я из и не вернусь.

Всего слов — «не — уйду! А помогло: с папа, белую по городу. Перекрестки только на свет, не же на с лошадью.

Аня задремала, и ей сниться перед светофором. По бокам желтые, зеленые, пятна. Как в цирке. Потом замок. Аня и в кресле. Копыта не стучали. Уздечка не звенела. Отец раздевался в прихожей.

«Так, папулечка...» — Аня.

Она в окно: в падал снег. «Может, утром уйти?» — себя Аня. И на к отцу. Он сидел, задававшись, а на в ковшике яйца. Аня протискиваться столом и подоконником, сесть отца, и солонку.

— Это к ссоре,— отец и стряхивать крупинки, но почему-то в коробку. Аня плечами. Соль рассыпала нечаянно. И вовсе не хотела.

— Магазин закрыт, да? — Аня. Даже не спросила, а подсказала ответ. Но подсказкой не воспользовался.

— Не знаю, не ходил...

— Работы по было? — Аня с одной подсказкой. Но он и не принял.

— Да нет, не особо...— сказал. Поднялся. Взял ложку, вылавливать из яйца. Потом полиэтиленовый и их туда, да коробочку с солью. Пакетик запотел изнутри. Отец его на весу, и Аня увидела, горлышко сворачивается в косичку.

— Это в дорогу... Собирайся. Я тебя до трамвая.

Аня губы и брови. «Ну, папулечка, берегись!» И одеваться. Кроме с яйцами, взяла с рисунок «После скачек».

Вдвоем вышли на улицу. Вся была снегом, и деревья, и домов.

Аня разозлилась. По снегу с лошадью и гулять... А он не купил. Работы, ли, у по горло. Магазин лошадиный, ли, закрыт. Они из двора.

— Через парк? — отец. Аня кивнула головой.

Снег к подошвам, и оставались следы,— Аня раз оглядывалась, проверяла. Потом стали белыми,— снегу подвалило.

Впереди забор. Аня отца и в лазейку досками. Отцу не пролезть. Пусть к воротам, хочет...

В было темно, в комнате. Ели своими и серединками, стволы порознь стояли. А слабо щель, которую Аня что протиснулась. Аня подумала, зря свернула здесь, не до ворот. А может, сумеет через дыру? Она шаг.

Отец через забор. Он спрыгнул, с снег и сказал:

— Конечно, ты бы остаться... Но нельзя разбрасываться. Раз — уйду, значит, уходить.

Аня ладонью и его жевать. Кому дело теперь, она простудится?

Они из и по улице, дальше от дома.

— Раз пообещала, выполнять,— повторил отец.

— Я же не спорю,— плечами Аня.

На остановке было пусто.

— В сторону поедешь-то? — отец.

Аня махнула рукой, скамейку от

снега и села.

— Можешь идти...— она.— Теперь я сама...

Мимо, завывая, милицейская

машина. Куда поехала? Почему спешит? А не спешат. Вон идет, тащится. Наверное, ему помехой. Может, застрянет? '

Аня с смотрели на вагончик. Нет, не колеса. Не по рельсам.

Аня встала. Отец ее к и, склонившись, в щеку.

— Молодчина ты у меня,— он,— Слов на не бросаешь.

Трамвай остановился. Он совсем пустой, и раскрылась одна дверь, та, перед Аней.

— Брр! Холод собачий! — разнесся голос из внутри трамвая.— Садитесь быстрее, а то сквозняк. Следующая — «Левый поворот».

«Может, в сторону поехать? — Аня...— Почему в эту?» Она у трамвая, к шубе с яйцами. Капельки на стороне слегка побелели.

— Эх, моя, жестянка.

— А ну ее в болото... — по запела вагоновожатая. И спросила: — Едете нет? Чего я дожидаюсь?

Аня махнула пакетом. С закрылась дверь, и дернулся, скорость. Из приглушенно неслось: — ...а лета-а-ать, А лета-а-ать...

Охота!

Потом смолкло.

— Уехал,— особого заметила Аня и на отца. Он счастливо, снежок и его в небо. Сразу же хлопья гуще.

— Можно я поем? — Аня. Не же. И строгий, всегда, ответ:

— Нет, нельзя. Простудишься.

А ничего не и предложила:

— Теперь я буду провожать. Давай, давай... Поворачивай оглобли...

— Не груби,— обиделся отец.

— Я и не грублю. У все говорят.

— У — у вас?

— У тех, думает о езде.

— Верховая и как-то не стыкуются. Это грубость с стороны.

Будто Аня этого не понимала. Уж тяжко по-мирному.

— Ты бы послушал, Эля Монина из класса ругается...— себе нос Аня.— Ужас! Но ей ни в не отказывает.

— Ах, оно что.— Отец замер.

— Пойдем, пойдем...— Аня и, от снега, вперед.

Остановилась только в перед лазейкой:

— Тебя подсадить?

— Да уж вскарабкаюсь, — отец и вверх по забору, на клочья снега. Перебросил на сторону и... спиной к Ане. Он не шевелясь, и Аня увидела, не уж он отсюда, снизу. А отойти на мальчишка. Обидеть — плюнуть.

— Эх, ты,— сказал отец, не оборачиваясь.— «Поворачивай оглобли...» Только о и думаешь.Кто завтра разбудит?

— Ты же сказал, слово держать!

— Я сказал, не бросаться ими. Думай чем говоришь. «Уйду...» А завтраком мен.; накормит, мама в командировке?

— Ладно,— о решенном Аня.

Я останусь! Я вернусь,— она,— Только учти, я равно каждый приставать к тебе: да лошадь.

Отец плечами. И пошли домой.

Только подъездом задержались и под соснами, под палатки яйца, их посолив. Правда, хлеба Хлеб-то оставили.

А отец голову к небу, перестало снег, и попросил:

— Ну-ка, Большую Медведицу...

Ночь светла, на звезды. И Аня отыскала собой далеких солнышек.

— Вон,— она.

— Молодец! Теперь внимательно. У звезд названий. Древним они хлебной меркой. Такая с ручкой. Египтянам — гиппопотамом. А кочеводы-киргизы им имя — Лошадь На Привязи. Три хвост, пониже — тело коня, а служит Полярная.

Аня круче голову к и прищурила глаза, что посыпал снег. В его она серебристого жеребенка, к прыжку.

И Аня прикидывать, повесить «После скачек», он с неба.

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.

Как поделить семейные обязанности.

Нынешние амазонки совсем не против того, чтобы уступить место мужу на кухне или поручить ему заботу о потомстве. Но готов ли сильный пол к переделу семейных обязанностей?

Уход за кожей новорожденных

Кожа новорожденных малышей особенно нуждается в тщательном и бережном уходе. Ее защитные функции еще не до конца сформированы, поэтому она крайне подвержена влиянию внешних факторов и нуждается в особом уходе.