Присоединяйтесь

Сад-огород

«ЦВЕТЫ МОЕЙ ДУШИ»

Я адресую свои заметки тем, в ком любовь к комнатным цветам не угасла или может разгореться внезапно, как всякая любовь.

«ЦВЕТОК РЕРИХА»

Он цветет у меня на работе, издали напоминая приземистый розовый куст. Но лишь издали. Вблизи цветы индийской азалии кажутся сделанными из бумаги.

Родина цветка — Гималаи. Родственники же его расселились по всем горным странам мира.

Ранней весной колымские сопки наполняются лунным светом цветов рододендрона золотистого, тоже азалии.

Сопки Забайкалья славятся недолгой, но дивной красой цветущего багульника.

А в парках Закавказья зацветает нежнейшая сиреневая понтийская азалия, моя давняя, но несостоявшаяся любовь. Цветок этот ушел из комнатной культуры.

Первую индийскую азалию я получила в подарок, когда училась в Москве. Так вместе с плошкой и привезла в Кострому.

Мама, глянув на ее багряные цветы, сказала:

— Этот сорт называется «Хек-се» — «Ведьма». Считается одним из самых выносливых. Вообще-то старик Гейсдорфер говорит, что с культурой азалии дома справиться нелегко. Особенно с поливкой. Нужна снеговая вода. Но попробуем.

Наша «Ведьма» прожила год — до пересадки. После нее погибла. Было очень жаль красивый и редкий цветок, и я зареклась иметь дело с азалиями.

Но уже после маминой смерти увидела в магазине «Цветы» жалкий кривобокий черенок неведомой расцветки и купила его тут же, сама не зная зачем.

Без всякой надежды на успех пересадила его дома в хорошую плошку, справившись у того же Гейсдорфера о составе земли. Она должна быть торфяной с песком и хвоей.

К моему удивлению, растеньице ожило, а зацвело на Новый год — день в день. И не багряными мелкими, а крупными розовыми махровыми цветами. Живой подарок Деда Мороза...

Так и живет с тех пор у меня эта азалия уже четвертый год. Выросла. Не умещается на узком домашнем подоконнике и потому переехала на работу. Только черенки от нее приживаться не хотят. Почему — не знаю.

А Рериха индийская азалия когда-то обманула. Забирается она у себя на родине высоко в горы, где уже ничего почти не растет.

И великий мечтатель, вечный странник принял ее цветение за знак таинственной страны Шамбалы, куда всю жизнь стремился. Он подумал, что роскошная краса цветов азалии среди убогих камнеломок и мхов невозможна без вмешательства чудесных сил. Где-то близко врата Шамбалы.

Но, увы, они так ему и не открылись.

Азалия же внезапно и надолго вошла в моду. Добралась и до Костромы, уж не знаю чьими хлопотами.

Пока живет у меня и всех удивляет своей красотой. Подольше бы только. Но, как я уже убедилась, цветок этот непредсказуем. Не знаю, кому молиться о его здравии?

«СТРАСТОЦВЕТ»

С раннего детства меня неудержимо притягивал тяжелый фолиант в «мраморном» переплете: «Комнатное цветоводство» Гейсдорфера.

Книга эта сейчас лежит передо мною, и я пытаюсь понять: что так влекло меня в рисунке, на котором изображена синяя пассифлора?

Похоже, в неменьшей степени, чем в древности женщин племени майя.

Цветок этот родом с полуострова Юкатан. У себя на родине это могучая цветущая лиана, способная оплести дом снизу доверху.

Когда на Юкатан пришли католические монахи, они увидели, что нет такой хижины, которую не оплетала бы лиана с красивыми, сладко и тягуче пахнущими бледными цветами. Женщины прикалывали эти цветы к волосам и платьям. Дарили черенки лианы молодоженам: приживется возле нового жилища — будет счастье. Той, что приколола цветок к смоляным волосам, он же подарит любовь. Такое уж у цветка имя — любовь.

Монахам все это очень не понравилось, и вскоре началось великое корчевание зловредной лианы. Только напрасно... Из крошечного кусочка корня, из упавшей на землю веточки лиана поднималась вновь и вновь.

И тогда кого-то осенило: цветок любви нужно сделать цветком страстей Господних! Пусть служит не земной, а небесной любви! Имя же ему — пассифлора, по-русски — страстоцвет.

Помогло и диковинное строение цветка: пестик-молоток, мелкие тычинки-гвозди, а синие стрелы — терновый венец. Все орудия страстей Христовых налицо, и можно не тратить больше сил в борьбе с непокорным растением.

Все успокоились, а новообращенные индианки по-прежнему носили цветы пассифлоры на платье или прикалывали к волосам. Они-то лучше знали что к чему, и цветок служил им по-своему верой и правдой.

Честно сознаюсь: черенок пассифлоры я увела из теплицы Ботанического сада в Москве. Когда увидела свою детскую мечту живой, я просто не могла уйти от нее с пустыми руками. Прижился он легко и на удивление быстро пошел в рост. Тонкие длинные усики словно бы ощупывали старую раму окна в светелке. Я поставила палочки, думая, что цветок станет виться, как душистый горошек. Но усики, нащупав слабину в ветхом дереве, вдруг скрутились в мощные цепкие штопоры и намертво впились в раму окна. Росток бурно рванулся вверх и... удрал на свободу в открытую форточку.

Прохожие дивились невиданному зрелищу: из окна свисали зеленые-мощные плети лианы с незнакомыми кремово-синими цветами.

И вот сейчас очередная, всего на день вспыхивающая кремовая звезда с синим донцем светит мне с подоконника сегодняшней моей квартиры. Завтра вспыхнет уже другая. На волю я цветок не выпускаю: обратно не втащить.

Даже и не сосчитать сразу сколько лет живет у меня цветок любви древних майя!

Доходят до меня слухи, что кое-кому из тех, кто брал у меня черенки, он помог выйти замуж.

Очень рада, если это правда. Без прекрасных легенд на свете скучно, а для страстей Господних, надеюсь, найдутся другие символы.

«ЦВЕТЫ ДРЕВНЕКАМЕННОГО ВЕКА»

Сразу после войны был голод пострашнее военного. Каждый спасался чем мог. Мы с мамой торговали цветами. Росло в нашем крошечном садике под окнами старого дома то же, что и в других палисадниках Костромы.

Только в воспоминаниях матери жила дореволюционная фирма «Иммер и Мейер" высылавшая любые семена в любой уголок бывшей Российской империи. В новой России достать семена новых сортов было невозможно.

Однажды я привычно пылила босыми ногами на базар в стороне от прокаленных солнцем булыжников мостовой. В корзинке у меня, в банках с водой, красовались четыре букета, мои любимые: белые и сиреневые флоксы, кремовый летний хризантемум, душистая гречка и главная наша гордость — мелкие кисельно-розовые гладиолусы. Для увеличения объема в букеты был добавлен проволочный жесткий «клоповник», но покупатели этого не замечали. Все цветоводы что-нибудь подсовывали в букеты, которые должны были выглядеть большими и тяжелыми. Выносливый "клоповник» оказался моей удачной находкой — букет не увядал.

Навстречу мерно топала по булыжнику колонна пленных немцев — их гнали на фанерный завод поблизости от моего дома.

Я спешила на базар. Меня там ждала мама.

Со мной поравнялся очень высокий и худой человек, темноволосый и кареглазый. В глазах его, очень красивых, вдруг вспыхнул сначала явный интерес, а потом насмешка, но не злая.

На ходу он бросил соседу:

— Цветы древнекаменного века!

Я поняла, но не решилась с ним заговорить сама. Только все рассказала маме.

На следующий день мы шли на базар вместе с нею и та же колонна тащилась нам навстречу. Я еще издали углядела вчерашнего верзилу и указала на него маме. Она заговорила с ним. Сонный ленивый конвой тому не препятствовал.

Оказалось, что человек этот — садовник из знаменитого Тиргартена в Берлине. Неудивительно, что наши цветы показались ему древностью.

Мама не общалась с ним больше, и я ее не осуждаю: времена стояли суровые, а нас у нее подрастало двое. Но она посылала со мной ему то пару картошин, то кусок пресного пирога с сахарной свеклой, то хоть огурец. Не мы одни, многие прикармливали несчастных пленных. Власти на это смотрели сквозь пальцы.

...Прошли годы. В пятьдесят восьмом я впервые приехала из Магадана в отпуск. Все в тот же старый купеческий дом, который не стал надежнее за годы моего отсутствия.

На самом светлом окне я увидела удивительное растение: тонколистное и нежное в россыпи первозданно синих цветов.

— Это броваллия,— сказала мама.— Помнишь того немца-садовника из Тиргартена? Он не смог связаться со мной напрямую, но теперь пересылает мне семена через московского цветовода Александра Петровича Радищева. В садике много чего прибавилось по его милости, но это приобретение, пожалуй, самое интересное. Удивительный цветок: пока живет — цветет, а нужны-то ему только торфяная земля да поливка.

Мама разводила броваллию и черенками, и семенами, показывала на выставках. Щедро делилась со всеми, кого покорял цветок. Пошла гулять синяя красавица по окнам Костромы и наконец стала «дуняшей».

«РАДОСТЬ БЕДНЯЦКОЙ ПАСХИ»

Его родина — мыс Доброй Надежды, и климат там не из легких. Оттуда цветок вынес и сохранил способность засыпать надолго, как только иссякла влага, и просыпаться в любое время, появись хоть капля воды. Люди дали ему красивое имя амариллис.

В Кострому цветок этот прибыл в первую империалистическую вместе с беженцами.

Тогда в сонный наш, исконно русский город нахлынула толпа горластых увертливых людей с навеки выкаченными, как у испуганных зайцев, черными глазами. Их прозвали одинаково: «Южанами»,— чтобы не путаться в пестроте национальностей.

Заселили они главным образом бараки в конце сегодняшнего проспекта Мира. Зажили там шумно, голодно и склочно.

Город выделил им карточки на продукты, а разносить их взялись гимназисты-добровольцы. Среди них оказалась моя будущая мама.

Незнакомая жизнь оглушила запахом чеснока, гортанными воплями и театральным избытком жестов.

Но мамины по-особому сделанные глаза увидели одно: на всех окнах стояли худые кастрюльки, чугунки, даже облупленный ночной горшок, и отовсюду тянулись к весеннему солнцу узкие мечевидные листья неведомого цветка, а между листьями — набухшая стрелка бутона.

— Что это? — спросила мама.

— Это наш цветок! Это цветок Пасхи! — объяснила болезненно-худая беженка.— Мы всегда его берем с собой. Он — счастье. Видишь, он растет, как лук? Можно взять луковицу, можно сделать, чтобы на Пасху расцвел. Без него дому плохо.

Надо ли объяснять, что мама, конечно же, ушла из этого барака, унося луковицу амариллиса?

Прошли годы. Сразу после войны мне удалось однажды предупредить женщину в очереди: к ней в сумку нырнул карманник. В тот раз ее хлебные карточки уцелели, а она, не зная, чем меня отблагодарить, позвала домой:

— Пойдем, милая, я тебе цвет хороший откопаю! Уж больно красивый! Я цветы-то люблю, так муж из Германии привез...

Жила она в покоях бывшего Богоявленского монастыря. Единственное окно комнаты заплели цветы, большей частью простые, но на редкость буйные.

В плоской кастрюле теснились луковицы, похожие по листьям на знакомый мне амариллис, но с особинкой: светлее и тоньше.

Когда я пришла домой, мама согласилась со мной — нечто новое.

Но что? Луковичных растений в обиходе неисчислимое множество...

Только на следующую весну, когда стрелка цветка полезла не из середины луковицы, а сбоку, мама определила:

— А ведь тебе досталась новинка — гиппеаструм! По-русски — «сверхзвездный». Их назвали так за небывалую величину цветов. Очень интересно, каким твой подареныш окажется?

Он оказался огромным и шар-лаково-красным. Древний его родич, амариллис, мгновенно угас рядом с его европейской красой.

Сколько мы тогда с мамой ходили вокруг гиппеаструма, как им любовались! Не забыть той первой радости. Но еще через год в трудную минуту мы вынуждены были продать его, цветущего, за полбуханки хлеба.

...Сегодня у меня на кухонном окне проживают пять разных гиппеаструмов, собранных мамой. Лишь один из них — мой. Остальные — память о ее жизни цветовода.

«АНГЛИЙСКАЯ ЛЕДИ»

Под Новый год в нашем детском саду задумали маскарад. Все девочки хотели быть Снегурочками, на худой конец зайчиками. Я — фуксией.

Веселая махровая фуксия не цвела — танцевала на окне в светелке. Каждый цветок — маленькая балерина. Кокетливая белая юбочка, под ней — тычинки — летящие в танце ножки. А надо всем — поднятые, затянутые в алое трико руки.

Я очень любила и танцевать, и рисовать. Поэтому тут же изобразила себя в костюме фуксии и прилипла к маме:

— Сшей мне такой! Хочу быть фуксией!

Откуда мне, фантазерке, было знать, что маме не хватит на это и портняжного искусства, и материала? Штампованные Снегурочки тех лет пробавлялись платьями из подсиненной марли.

Мама нарядила меня в платье из куска уцелевшего чудом китайского шелка, расшитого ирисами, а на голове у меня оказался венок из свадебного бабушкиного флердоранжа и бальных фиалок из синели. Во всем этом я изображала Весну. Уж не знаю, насколько удачно, не думала о том: ведь фуксией я так и не стала!

Лет тридцать спустя я, молодая писательница, оказалась в Москве: поступила учиться на Высшие литературные курсы.

Мне нравилось не ездить — бродить по старому городу, приглядываясь к его жизни.

И вот однажды я встала как вкопанная возле одного дома. Дело в том, что в зеркальное стекло его окна смотрелась невиданная фуксия с бледно-розовыми, изысканно-нежными цветами. Ничего подобного я не видела и уйти от дома не могла!

Дом занимало английское торговое представительство, и деловые мужчины, входившие и выходившие из его охраняемых дверей, никак не походили на цветоводов.

Однако есть духи-покровители у любителей цветов! Из дверей выскользнула дама с безвозрастным, приятно румяным и улыбчивым лицом. Я тут же кинулась к ней — и не ошиблась: фуксия принадлежала именно этой л,еди!

Бог мой, на каком немыслимом «воляпюке» мы объяснялись! Но ведь поняли друг друга. Я узнала, что в графстве Девоншир, откуда эта дама родом, цветок живет, можно сказать, со времен седой старины и считается покровителем семьи и женского счастья. Уезжая в пугающе далекую и холодную Москву, миссис Рамсей увезла с собой и черенок фуксии: авось поможет прижиться на новом месте. И помог: все у нее в семье хорошо, а сама фуксия выросла и чувствует себя в Москве не хуже, чем в родном Девоншире.

Я от душй пожелала, чтобы все и дальше было не хуже, и ушла с черенком розовой красавицы, которую мама, конечно же, окрестила «Английская леди».

Прижилась она и в Костроме. Но нисколько не походила на веселую прелестницу из моего детства. Длинные яблонево-розовые колокольцы свисали с прямых ветвей изящно и слегка чопорно. Они нисколько не напоминали маленьких танцовщиц. Но все равно гостья из Девоншира очень нам с мамой пришлась по душе.

Одна беда: скупые подоконники нашей «хрущевки» оказались тесны для растения, привыкшего к замковым просторам. В суровую зиму семьдесят пятого «Английская леди» погибла. Может, оттого и счастья особого я не увидела? Кто знает...

ВОСПОМИНАНИЕ О ТЕПЛИЦЕ

Детский сад, куда я ходила, помещался в особняке фабрикантов Кашиных. В нем незримо витали души его былых обитателей. Они жили в старой мебели и тоже очень старых комнатных цветах, упорно не хотевших погибать.

Посреди залы стоял огромный фикус, который даже цвел, но не давал плодов. На широких подоконниках, в удобных приземистых вазонах кустились эвхарисы, кливии, зефирантесы и розы.

Я была диковинным ребенком: в три года могла назвать любое растение не только по-русски, но и по латыни. Но комнатные розы мне не встречались до этого.

Потому я и ходила возле них, как котенок возле мышиной норки, глаз не спуская с остреньких бутонов.

Мама, бывавшая в этом доме до революции, сказала:

— Вот уж не думала, что цветы уцелели... Очень их любила хозяйка... А роза там должна расцвести особая — их семейная память. Очень старый немецкий сорт «Грус ан Теплиц». Есть в Германии такой курорт. Кашины побывали в Теплице во время свадебного путешествия и вот привезли черенок тамошней розы... Бог весть, жив ли кто из них теперь?

Роза, как я за ней ни следила, расцвела все равно неожиданно: не слишком махровая, бархатисто-малиновая. с очень сильным «диким» ароматом. Так по весне благоухают заросли цветущего шиповника.

И именно в этом запахе скрывалось ее неизбывное очарование Золушки, едва успевшей скинуть залатанное платье.

Я унесла домой черенок и, как оказалось, на многие годы.

Правда, в нашей темной, зимой задымленной квартире она цвела скудно, но жила! И вот дождалась года, когда у нас появился сад.

На своих корнях в саду «Грусан Теплиц» в первое же лето стал чудом красоты: малиновые розы, теперь очень крупные, хотя по-прежнему слабо махровые, держались до самых морозов.

Память о сметенной революцией семье Кашиных прожила с нами до свирепой зимы семьдесят пятого года. После той зимы роза погибла. Даже в Ботаническом саду этого забытого сорта не оказалось.

Годы спустя, когда уже не стало ни мамы, ни сада, я осенью поехала в Гагру.

Мои друзья целыми днями жарились на пляже, а я бродила по старому парку, созданному еще принцем Ольденбургским. Что-то узнавала сразу, о другом догадывалась, но встречала так и не узнанных, причудливых незнакомцев: парк свой принц собирал со всего света.

В старой части жили розы.

И однажды на меня издали пахнул особый, незабытый шиповниковый аромат: возле тропинки цвел корявый от старости куст «Грусан Теплиц».

Цветы на нем были разве чуть крупнее и махровее дикого шиповника, но аромат их оставался прежним!

Рядом красовались такие же древности: бледно-розовая «Маман Коше» и кремовая с зеленоватым отливом «Августа-Виктория».

Горло перехватило слезным спазмом: глянули на меня детство, потом юность, наш сад и мама возле розового куста.

Невозвратимость!

В сегодняшней, горящей и стреляющей, Гагре живо ли «Воспоминание о Теплице»? Скорее всего мне этого уже не узнать никогда.

Вот и все, что я пока хотела рассказать. Всего о шести цветах из тысяч не менее интересных, но сегодня забытых.

В царстве цветов красота — для всех, а тайны — для знающих.

И, поверьте, быть знающим очень интересно!

Ольга ГУССАКОВСКАЯ

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Комментарии

Новые вначале ▼

+ Добавить свой комментарий

Только авторизованные пользователи могут оставлять свои комментарии. Войдите, пожалуйста.

Вы также можете войти через свой аккаунт в почтовом сервисе или социальной сети:


Внимание, отправка комментария означает Ваше согласие с правилами комментирования!

Сад-огород

  • Актинидия - плод здоровья.
    Ценится этот вид и за необычайно большое содержание витамина С, количество которого в ягодах, оказывается, намного выше, чем, например, у лимона и черной смородины. Суточную потребность в этом витамине можно удовлетворить одной свежей ягодой или двумя-тремя сушеными. Вот уж воистину плод здоровья!
  • Алыча - сестра сливы
    Алыча — один из видов сливы. Еще до недавнего времени она была известна лишь как дикорастущее растение, широко распространенное на юге: на Кавказе, в Крыму, в Средней Азии.
  • Апрель — зимоборье
    Апрель — зимоборье. До солнечных дней замыкаются ключики и ручейки, на время приостанавливается сокодвижение. Однако на положительные дневные температуры деревья отзываются чутко и неукоснительно.
  • Арония — культура многих достоинств.
    Ее называют рябиной, за черноту ягод — черноплодной. А она вовсе и не рябина, а относится к другому роду и в ботанике известна как арония.
  • /img/210/spring.jpg
    Благодатная пора
    К концу мая занялись цвести дубы. Выглядят строго, без прикрас, а уж лист в заячье ухо вырос, зеленит крону снизу доверху. Будто сказочный богатырь надевает доспехи. Обзавелся дуб листвой — считай, на лугу трава запышнела. Даже плешивые бугорки затянулись отменно. «Дуб одевается — скотина наедается»,— молвилось пастухами.
  • /img/210/cactus.jpg
    Кактусы
    Пришедшие к нам из жарких районов Северной и Южной Америки растения светолюбивы, им необходимо яркое солнце. При слабом освещении они вытяги ваются в длину, не образуют густых и ярких колючек, плохо цветут или не цветут совсем.
  • /img/210/kapusta1.jpg
    Кладовая витаминов
    Зеленые культуры являются очень важным элементом питания — ведь это настоящая кладовая витаминов и других биологически активных веществ, без которых наша пища не будет полноценной.
  • /img/210/a/tomat.jpg
    Крупноплодные томаты, перцы, физалис
    Желтый гигант — завезенный из Италии сорт отлично себя чувствует и в средней полосе, и на юге, посевернее Москвы его надо выращивать под пленкой. Плоды полусферические, очень крупные, с необычайно толстой стенкой.
  • /img/210/sadovUchastok.jpg
    Скоро на дачу!
    Весна — время, когда тысячи садоводов-огородников выезжают на дачные участки. И, хотя многие из них достаточно опытны в обустройстве своих участков, позволим себе дать им несколько советов. до
  • /img/210/OgorodNaOkne1.jpg
    Огород в комнате.
    Зимние огороды устраиваются любителями все с большей выдумкой. На окнах выращивают значительный набор культур: от петрушки и прочей зелени до огурцов, помидоров и перцев. Кому что полюбится. Конечно, мечта всякого огородника — выращивать дома огурцы.
  • /img/210/Bonsai.jpg
    Подоконник
    Искусство бонсаи (в переводе с японского - «растение на подносе») имеет многовековую историю, уходящую корнями в культуру Китая и Индии, откуда в VI веке благодаря странствующим монахам попало в Японию.
  • /img/210/apple-bite.jpg
    Яблоки: путь к успеху
    Яблоки с давних времен были символом жизни, здоровья и успеха. Предпринимателям, решившим связать каким-либо образом свой не всегда фруктовый бизнес с яблоками, они приносили приличный доход, а ученым, художникам, писателям – славу.
  • /img/210/pink-rose.jpg
    Вдыхая розы аромат…
    Ни с одним цветком в мире не связано столько романтических легент, мифов и тайн. Венценосная и роскошная роза – символ любви и преклонения.
  • /img/210/a/fizalis.jpg
    Физалис
    Многие выращивают физалис с декоративной целью. Но вот «незадача» -осенью выясняется, что внутри шуршащей «коробочки» находится плод!
  • /img/210/MebelSad1.jpg
    Мебель для сада.
    Как здорово посидеть летним вечером за семейным ужином на свежем воздухе под раскидистым дубом! Главное - правильно выбрать мебель, а уж приятная компания в таком случае не заставит себя ждать.
  • Чтобы сад цвел
    Ухаживая за зелеными растениями, мы глубже постигаем окружающую нас природу и себя тоже. Пока человек поливает, подкармливает растения, цветы, душа его отдыхает, набирает силы, появляется хорошее настроение, которое так необходимо людям.
  • Макси-чудо мини-томатов.
    Мелкоплодные томаты известны были давно. Это полуокультуренные потомки дикорастущих, которые выращивались в основном в декоративных целях. Они зачастую гораздо вкуснее, чем культурные сорта, но вот урожайность плохая.
  • Садовая жимолость - первые ягоды сезона.
    Если вы хотите, чтобы в вашем саду что-нибудь созревало раньше земляники, — посадите садовую жимолость. Ничего равного по рекордному созреванию этой новой ягодной культуры в российских садах нет.
  • СОВЕТЫ САДОВОДАМ
    Садовая жимолость светолюбива, а потому ее следует высаживать на хорошо освещенном месте, например, вдоль забора. Особенно хорошо она произрастает на влажных участках, но переувлажнения не переносит.
  • Время яблок и меда.
    В день памяти Марины Цветаевой, у гладиолусов появилось два новых сорта. Один, темно-красного цвета, с крупными лепестками, раннего цветения, назван «Свет-Марина», второй — с оригинальной гофрированностью лепестков и поразительной их многоцветностью, от белого до сиренево-фиолетового различной тональности,— «Марина Цветаева».
  • О чесноке «по-чесноку»
    Писать о пользе чеснока не имеет смысла: все и так знают, что он является первейшим средством от простуды.
  • Удобрение - от слова «добро»
    Грамотные садоводы начинают готовиться к весеннему севу с осени: очищают участок, перекапывают грядки, удобряют почву. А знаете ли вы, что лучшее удобрение получается буквально из ничего?
  • Огурец томату друг?
    Часто огородники недоумевают: поливают огурцы-помидоры часто, теплицу им вон какую выстроили, а в результате ни огурцов, ни помидоров. В чем же дело?
  • Семена - это важно!
    Для огородников наступила горячая пора: копать, рыхлить, сажать... Чтобы всходы были дружными, а урожай созрел скорее, семена предварительно замачивают
  • Свекла. Вершки и корешки.
    «Сидит девица в темнице, а коса на улице». Всем известна эта загадка про морковку. Но правильным ответом может быть и свекла. А свекольные вершки и вкусны и полезны не меньше, чем корешки.
  • Битва за урожай
    Некоторые думают, что битва за урожай начинается не раньше сентября, когда этих «некоторых» отправляют «на картошку». На самом деле опытные огородники «бьются» весь сезон, и сейчас один из самых ответственных моментов - борьба с вредителями.
  • Розы
    Лучшими розоводами мира считаются французы, никто не продает больше роз, чем голландцы, а болгары известны производством розового масла. В кулинарии же розы первыми начали применять народы Юго-Восточной Азии.
  • Интересные факты о цветах
    Однажды богиня любви Афродита влюбилась в смертного Адониса. Вскоре он погиб на охоте, и капли его крови превратились в цветы, которые назвали розами.
  • Интересные факты о деревьях
    Одно дерево производит около 120 килограммов, или 100 кубометров кислорода в год. Этого достаточно для семьи, состоящей из трех человек. При этом оно поглощает столько углерода, сколько выделяет двигатель автомобиля, проехавшего несколько километров.
  • Удивительные растения
    Самое быстрорастущее растение — листоколосник съедобный, родственник бамбука (растет на юге Китая). Ежесуточный прирост составляет 40 см (1,7 см/час). Всего за несколько месяцев листоколосник достигает 30-метровой высоты при диаметре 50 см.
  • Удивительные цветы
    В Амстердаме на улице Гора в 1634 году два каменных дома были куплены за 3 луковицы тюльпана, о чем свидетельствует надпись на каменной плите, хранящейся в местном музее.
  • Невероятные растения
    Хлебное, ландышевое, конфетное; колбасное, травяное - все это названия удивительных деревьев, произрастающих в разных уголках нашей планеты.
  • Баобаб, драконово дерево и земляничник
    Земляничное дерево, или земляничник, получило свое название благодаря оригинальной форме плодов — красно-розовых шариков, напоминающих огромные ягоды земляники. Плоды сочные и вкусные, их едят свежими и варят из них варенье.
  • Из жизни растений
    По весу урожай апельсинов является самым большим урожаем в мире, второе место занимает урожай бананов, а третье — урожай винограда.
  • Волшебные бобы
    Зерна белого люпина были найдены в гробницах египетских фараонов. Люпин культивировали для получения зерна, которое использовали в пищу и на корм животным после вымачивания в морской и пресной воде.
  • До весны!
    Вот и пришло время, когда не нужно каждую субботу ехать на милую сердцу дачу, а каждое воскресенье тащиться с «проклятого огорода» обратно. Пусть это лето нас не баловало, но все же кое-что вырастить удалось. Спасибо, дача!
  • Подготовьтесь к весне!
    Настоящий садовод осенью уже мечтает о том, как приедет на следующий год на любимую дачу и начнет копать, рыхлить и сажать, претворяя в жизнь свои мечты.
  • Что имеем - сохраним!
    В разгаре осень, а значит, самое время собирать то, что удалось вырастить за наше пусть не жаркое, но все-таки лето.
  • Зеленое исчадие ада - тля
    Не стоит злоупотреблять химикатами: вместе с тлей вы погубите и других насекомых, которые помогли бы вам бороться с этой напастью.

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.

Как поделить семейные обязанности.

Нынешние амазонки совсем не против того, чтобы уступить место мужу на кухне или поручить ему заботу о потомстве. Но готов ли сильный пол к переделу семейных обязанностей?

Уход за кожей новорожденных

Кожа новорожденных малышей особенно нуждается в тщательном и бережном уходе. Ее защитные функции еще не до конца сформированы, поэтому она крайне подвержена влиянию внешних факторов и нуждается в особом уходе.