Присоединяйтесь

Вопросы воспитания

Дорога к книге

Мы, взрослые, как правило, много читаем. Это для нас и отдых после трудного рабочего дня, и радость встречи с чем-то новым, незнакомым, что будит наши мысли, наше воображение. Для многих чтение — как бы вторая жизнь, духовно богатая, творческая. А как читают наши дети?

Недавно у нас в стране было проведено исследование. Оно выявило мрачную картину. Оказалось, 40 процентов детей двенадцати-тринадцати лет в сущности не читают вообще. Причины этого самые разные. Зачастую дети просто не владеют техникой чтения. Даже окончив школу, став абитуриентами, многие читают по складам, медленно, делают большое количество смысловых ошибок. Где уж тут чтению доставлять человеку удовольствие, служить источником информации, а тем более — будить мысли, чувства, воображение...

Другой причиной является увлечение телевизором и компьютером, поглощающими у детей все свободное, время. Спора нет, информация из них «течет» куда быстрее и, на первый взгляд, кажется более полной, чем при чтении.

Однако есть и недостатки: темп восприятия и переработки информации; ребенок, даже если он эмоционально реагирует на доступное ему произведение, все же лишен возможности остановиться, задуматься, задержать действие на интересном моменте или на том, что осталось для него неясным.

Совсем другое дело — книга. Читая книгу, можно вернуться назад, можно остановиться. И обязательно нужно представить описанный в книге мир, «увидеть» его героев, «включиться» в их жизнь, вступить как бы в сотворчество с автором. Конечно, дети читают по-разному и уровень такого сотворчества у них разный. Одни, к примеру, читают быстро, почти так же, как смотрят телевизор, интересуясь при этом главным образом сюжетом. Другие читают медленно, небольшими частями, но и у них восприятие прочитанного происходит по-разному.

Как-то одни родители пожаловались мне, что их девочка читает мало, подолгу «возится» с одной книгой. Мы решили проверить, как обстоит у нее дело с техникой чтения. И убедились — прекрасно. При такой технике чтения можно читать быстро. Когда же попросили саму девочку рассказать, в чем дело, она смущенно объяснила, почему ей трудно двигаться быстро: «Я читаю, а потом начинаю разговаривать и играть с героями, я с ними дружу, например, с Томом Сойером и Бекки Тэтчер. Придумываю, как мы играем. А когда кончается, читаю дальше». Как видим, у этой девочки возникает подлинное сопереживание героям, начинается внутренний диалог с ними. В таких случаях медленное чтение куда полезнее быстрого «заглатывания» книг.

Но, к сожалению, у большинства школьников понимание художественной литературы стоит, как правило, на низком уровне. Исследователи, которые занимались этим вопросом, констатируют, что только 6 процентов исследованных ими детей действительно понимали прочитанный текст. Наверное, тут немалая доля вины школы. Однако овладеет ли ребенок чтением, способным разбудить его душу,— это во многом зависит от родителей.

Когда мы имеем дело с нормально развивающимися детьми, мы во многих случаях не можем увидеть, на что опирается ребенок, овладевая чтением, потому что это происходит быстро. Там же, где развитие затруднено, психические процессы и деятельность происходят замедленно, и их закономерности проявляются с большей очевидностью. Мы хотим рассказать об опыте обучения чтению художественной литературы, который был накоплен в работе со слепоглухими детьми. Надеемся, что этот опыт будет представлять интерес для всех, кого затрагивает эта проблема, потому что нам удалось достигнуть на этом пути достаточно высоких результатов и потому, что при этом приоткрылись закономерности, которые полезно учесть, обучая чтению любого ребенка.

Слепоглухие дети, с которыми проводились эти занятия, живут, воспитываются и учатся в Москве в экспериментальной группе Научно-исследовательского института дефектологии и в Загорском детском доме.

Большинство из них совсем не слышат, но имеют остаточное зрение, позволяющее читать крупный шрифт. Познакомимся с некоторыми из них.

Вот Вадик П. До пяти лет он оставался дома, а затем поступил в Загорский детский дом, учился и воспитывался там до восьми лет. Мальчик научился хорошо общаться с помощью жестов, выучил около 30 слов, «произносимых» с помощью пальцевой азбуки — дактилологии. Но у ребенка начались трудности в обучении — он быстро забывал слова, полученные сведения, стали все более заметными расстройства внимания, частые изменения в настроении, проявились и другие трудности в поведении. Тогда Вадик был переведен из Загорского детского дома в московскую экспериментальную группу.

Как и у всех детей, обучение чтению Вадика началось с отдельных слов, важных для ребенка и сразу же включавшихся в его жизнь, помогавших ему понимать окружающих. За словами пошли фразы, и вот, наконец, появились первые рассказы. Это были рассказы о событиях его собственной жизни, интересных для него именно потому, что он сам был их участником и мог хорошо себе представить, что стоит за словами. Скоро в тексты для чтения стали вводить описания действий его товарищей. Получались, например, такие очень простые рассказы: «Вадик сидит. Вадик ест Вадик ест плохо. Рома сидит. Рома ест. Рома ест хорошо».

Прошло пять лет. Теперь Вадику тринадцать лет. Он уже умеет говорить. Самые любимые его уроки — уроки чтения. Он любит читать детскую художественную литературу, читает даже неадаптированные тексты (адаптированной называется литература с упрощенным текстом). Многие родители, читая книжки маленьким детям, адаптируют их — заменяют непонятные слова другими, доступными ребенку. Адаптированными текстами пользуются и в школах при изучении иностранного языка. Знаем мы также множество художественных книг, специально «пересказанных» для детей, например, детские варианты «Робинзона Крузо», «Путешествия Гулливера» и др.

Познакомим вас и со Светой Л. Девочка родилась в деревне. Когда Света начала терять слух и зрение, точно неизвестно; родители заметили это, когда ей было полтора года. Но до семи с половиной лет она так и жила в семье, а в этом возрасте попала в школу-интернат для глухих детей. Учиться там Света не смогла, потому что зрение у нее было такое слабое, что она ничего не видела на доске, не могла «читать» с губ учителя. Девочка вернулась домой и полтора года нигде не обучалась.

Лишь в девять лет попала она в детский дом в поселке Головеньки Тульской области, в котором воспитывались умственно отсталые дети со сниженным зрением и была открыта группа для умственно отсталых слепоглухих. Здесь педагоги скоро поняли, что Света не умственно отсталая, и забили тревогу. В Головеньки поехали сотрудники НИИ дефектологии, обследовали девочку и сняли диагноз «олигофрения». Свету взяли в экспериментальную группу. Было ей в это время больше девяти лет. Фактически все надо было начинать с нуля. Но Света оказалась способной и трудолюбивой. За два года она прошла программу четырех лет обучения. Сейчас четвертый год пребывания Светы в экспериментальной группе нашего института.

Обучение чтению начиналось у Светы с тех же элементарных текстов, что и у Вадика. Но уже сейчас она пробует читать настоящие детские книжки. К сожалению, недостаточный словарный запас не позволяет ей читать книги в неадаптированном виде: педагогам приходится самостоятельно упрощать книгу, а текст переписывать от руки крупными буквами. Но читает Света осознанно и с большим интересом. Она понимает описанные в книге взаимоотношения между героями, сопереживает им, пытается предугадать события.

Мы рассказали вам о Вадике и Свете, которые как читатели за четыре-пять лет обучения прошли сложный путь развития — практически с нуля. Первая ступень на этом пути — чтение рассказов, герои которых сами Вадик и Света. Детей пришлось специально учить вспоминать при чтении то, что с ними происходило на самом деле. Но самая большая трудность, самая сложная проблема заключалась в том, чтобы научить ребенка видеть за текстом не только свой мир, привычный и знакомый, а опыт жизни других людей, отделенных от него пространством и временем, представлять себе этот мир.

Но существуют ли такие же или подобные трудности у нормально развивающегося ребенка? Ведь есть же дети, которые очень рано и притом совершенно самостоятельно начинают читать запоем? Да, таких детей немало. Но есть и много других, для которых чтение остается занятием «принудительным», неинтересным. И зачастую причины здесь те же самые- неумение представить себе описанную ситуацию, если она выходит за рамки их опыта или противоречит ему, неумение сопереживать героям, а тем более выйти за пределы своего пространства и времени.

«Там приехала «Лада», а к ней были привязаны лошади»,— рассказывает шестилетняя Наташа, только что посмотревшая фильм «Золушка». «Зачем же к «Ладе» привязали лошадей?» — удивляется воспитательница детского сада. «Не знаю. Наверно, для красоты»,— пожимает плечами Наташа. Она, конечно, слышала в сказках о каретах, но никогда не пыталась представить себе, как они передвигались. А семилетний Сережа после беседы в школе о происхождении человека доверительно прошептал на ухо маме: «Мама, я честное слово, никому не скажу — кто у нас в семье был обезьяной?»

Трудности, связанные с овладением чтением, констатируют и зарубежные авторы. Английский психолог Маргарет Доналдсон в своей книге «Мыслительная деятельность детей» отмечает, что некоторые дети, даже после трех-четырехмесячного пребывания в школе, не могут сказать, откуда почтальону известно, в какой дом он должен доставить письмо, или как их матери узнают, на какой автобус нужно сесть.

Все, что мы вам рассказали, свидетельствует: интерес к чтению, умение читать книги в настоящем смысле этого слова,— сопереживать героям, становиться на позицию другого человека, представлять себе происходящее и внутренне участвовать в нем — не приходят само собой. Не зависит оно впрямую ни от технических возможностей чтения, ни даже от уровня речевого развития ребенка. Технические трудности могут быть преодолены разными путями и, в первую очередь, выбором крупного шрифта (кстати, это очень важно и для хорошо видящего, но еще недостаточно владеющего техникой чтения ребенка). То же самое касается и состояния словаря - там, где общее содержание рассказа, сказки понятно ребенку, близко его опыту, всегда можно найти слова и выражения, которые сделают текст доступным. И все же главное — чтобы чтение стало событием эмоциональной жизни ребенка — каков бы ни был уровень развития его читательских возможностей...

Как это сделать? Мы надеемся, что из нашего рассказа о Вадике и Свете вы уже во многом поняли, на что можно опираться, воспитывая у ребенка интерес и любовь к чтению.

Как мы уже говорили, самый первый этап в развитии такого интереса — чтение рассказов о событиях, происшедших с самим ребенком. Ему и понятно, и интересно описание событий его повседневной жизни. Сызнова осмысляет все, что он делает, вновь живет теми чувствами, которые при этом испытывал. Упорядочивается его опыт: все, что с. ним происходит ежедневно, образует определенный ряд событий.

Подготовкой к этому могут быть уже в ранние годы жизни ребенка разговоры матери с малышом о том, что он делает, что он видит — там слово непосредственно сопровождает действие: «Вот сейчас наденем чулочек. А теперь туфельку...» Обучая ребенка чтению, мы обращаемся к его прошлому опыту, заставляем вспомнить это.

Разумеется, хорошо, если эти «рассказы из жизни» будут создаваться самим ребенком и уж во всяком случае при его участии. Например, можно предложить ему сделать книжку для папы, чтобы тот узнал, как сегодня прошел день. Малыш рассказывает, а мама пишет текст на отдельных листах бумаги внизу, а вверху ребенок потом изобразит происшедшее. Пусть рисует так, как может,— «уровень мастерства» художника здесь не играет никакой роли, оно совершенствуется постепенно. На первых порах надо хвалить за любое изображение. Если рисунок не совсем ясен, ребенку можно задать дополнительные вопросы: «Что это?», «Кто это?», «Во что одет?», «Что на столе?», «Что ты будешь есть?», «Это свекла?», «А какого она цвета?» Вопросы надо задавать доброжелательно, заинтересованно, Их задача — заставить ребенка побольше вспомнить. Лучше,-если эти вопросы задает читатель книги, которому она адресована: папа, бабушка, дедушка. Только следите за тоном — не экзаменуйте ребенка, а, напротив, выражайте искренний и доброжелательный интерес к тому, что хотел рассказать о своих впечатлениях, наблюдениях, переживаниях маленький автор.

Когда книга готова, ее надо сшить, на обложке написать название, имя автора и художника. Книги, созданные с участием ребенка, поместим в игровом уголке, чтобы он мог в любое время взять их и почитать, а то просто полюбоваться.

Конечно, можно пойти и обратным путем: сначала ребенок рисует что-то, что происходило с ним или при нем, а на основе его рисунков создается книга. Таким событием может быть встреча с большой собакой на улице, поездка в зоопарк, в театр. Искреннее внимание окружающих к книжке-самоделке покажет ребенку: то, что он видел, может быть интересным для многих, им хочется как можно больше узнать о происходящем с ним; а передать такое представление можно с помощью слова и изображения, но одними рисунками не обойтись. Отсюда появляется у ребенка особое внимание к слову, к полноте описания, он стремится переписать свои книжки, сделать их более интересными. Одновременно укрепляется и интерес к книжкам, написанным другими людьми. Возникает, пока еще интуитивное, понимание: за словами стоят реальные события, происшедшие с другими людьми, не до конца, быть может, раскрытые в тексте. А это влечет за собой необходимость додумать их, раскрыть, угадать, домыслить, представить то, что недописано в тексте.

Этот процесс можно подтолкнуть. Мы можем посоветовать, например, такую игру: ребенок и взрослый остаются в комнате, а кто-либо другой выходит за дверь. Взрослый предлагает ребенку выполнить несколько последовательных действий. Скажем, сесть за стол, взять одни из лежащих на столе фломастеров и что-либо нарисовать. Ребенок выполняет задание и вместе со взрослыми составляет рассказ: «Таня села за стол. Она взяла бумагу и фломастер. Нарисовала картинку и убрала ее в стол». После этого в комнату заходит тот, кто стоял за дверью. Ему предлагают узнать, что без него делала Таня, и сделать то же самое. Чтобы узнать, что надо делать, необходимо прочитать рассказ. После этого читатель начинает выполнять действия Тани: он садится на стул, берет фломастер. И сразу же выясняется, что он не знает, какого цвета фломастер брала Таня, а потому — действует неверно. Не знает он, и что именно нарисовала Таня. Свою оплошность он может исправить двумя путями: либо задать уточняющие вопросы по ходу действия, либо попросить автора продемонстрировать нужные действия. Очень важно при этом возбудить у автора желание оценивать и направлять действия читателя.

Игра такого рода проводится не один раз, и роли ребенка должны меняться. Если сегодня он автор, то завтра — читатель. Очутившись в новой роли, которая требует от него выполнения конкретных действий, он почувствует недостаточную информативность предложенного ему текста, ощутит необходимость в уточнениях.

Внимание к тексту и к тому, что за ним стоит, можно развивать дальше с помощью другой игры, в которой участвуют два или три ребенка. Здесь детям предлагается сделать вместе одну книжку. Можно предложить такой рассказ: «Около большого дерева гуляла кошка. Прибежала собака и стала лаять на кошку. Кошка испугалась и залезла на дерево. Собака осталась под деревом». Этот рассказ делится на три страницы: I. «Около большого дерева гуляла кошка». 2. «Прибежала собака и стала лаять на кошку». 3. «Кошка испугалась и залезла на дерево. Собака осталась под деревом». Каждый из детей иллюстрирует одну страничку. Дети сидят поодаль друг от друга. Когда рисунки будут закончены, взрослый раскладывает их в той последовательности, в котором происходили события. И тут обнаруживается, что деревья, кошки и собаки на всех рисунках разные: у одного дуб, у другого береза, у одного кошка черная, у другого белая, а у третьего полосатая, да и собаки разной породы... Не получается из этих рисунков книжка про одну и ту же кошку и одну и ту же собаку, которые встретились под одним и тем же деревом...

После того, как недоразумение выяснится, дети снова рисуют книжку, предварительно обо всем договорившись. Можно внести соответствующие изменения и в текст. Теперь рисунки нужно сшить в книжку, написать заглавие и перечислить художников.

Хочется еще раз напомнить: рассматривая рисунки детей, ни в коем случае не критикуйте качество исполнения, не говорите одному, что кошка у него похожа на бегемота, а другому, что получилось не дерево, а антенна, или что у собаки хвост не такой, как у коровы. Эти детали в данном случае значения не имеют.

Крайне важно сделать так, чтобы дети не боялись ошибок! Боязнь совершить ошибку чрезвычайно вредна, она тормозит развитие самостоятельного мышления, творческих возможностей ребенка, его воображения.

В результате таких занятий и игр ребенок начинает различать позицию автора и читателя. У него появляются желание и возможность понять не только прямой смысл прочитанного, но и попытаться домыслить то, о чем лишь упомянуто. При этом возникает как бы диалог с автором, вживание в ситуацию. Именно это и есть основа подлинного чтения!

Вот тут-то ребенку требуются определенный уровень развития мыслительной деятельности, умение ориентироваться в окружающем, оценивать ситуацию, мысленно ее преобразовывать. Чтобы сформировать у ребенка такие умения, параллельно с занятиями по чтению нужно проводить и другие занятия и игры. И не после того, как он научится читать, а загодя, заранее.

К примеру, чтобы разбудить наблюдательность малыша, можно ему предложить рассказы-загадки: «Вова проснулся утром и посмотрел в окно. «Мама,— закричал Вова,— а ночью шел дождь!» Как Вова узнал, что ночью шел дождь?», «Мама и Таня вышли на улицу. На небе висела большая черная туча. «Скоро пойдет снег»,— сказала мама. «А откуда ты знаешь, какая туча для дождя, а какая для снега?» — спросила Таня. Откуда мама знала, что из тучи пойдет снег, а не дождь?», «Таня посмотрела в окно и воскликнула: «Какой сильный ветер на улице!» Откуда Таня узнала, что на улице ветер? Что она увидела в окно?»

Надо непременно познакомить детей с тем, что называется небывальщиной. Такое знакомство необходимо начинать еще в дошкольном возрасте. Основой такого знакомства могут стать картинки. Разумеется, ребенок должен быть хорошо знаком с теми ситуациями, о которых идет речь,— иначе как же он самостоятельно, без подсказки взрослого отличит верное изложение от неверного, абсурдного? Например, если перед ребенком положить сначала рисунок, на котором в аквариуме плавает рыба, а потом другой, на котором в аквариуме, в воде, сидит кошка, он сразу же закричит: «Так не бывает!» Другая пара картинок — конура, около которой на цепи сидит собака, и конура, у которой на цепи рыба, также не нуждается в расшифровке. Таких картинок можно придумать множество. Вслед за картинками должна пойти небывальщина, выраженная в словах. Ее много в стихах К. И. Чуковского. В его замечательной книге «От двух до пяти» собраны также небывальщины из поэзии разных народов мира.

Отсюда, от умения видеть противоречия в тексте, идет и повышенное внимание к слову, и понимание юмора. С другой стороны, приоткрывается окошко в необычное, за пределы обыденного.

Но вернемся к чтению. Посмотрим, как ребенок умеет увидеть небывальщины при самостоятельном чтении. Возьмем несколько карточек из плотной бумаги и на каждой из них одинаковым карандашом (фломастером) напишем по одному маленькому тексту. Потом карточки разложим вперемешку на столе и предложим ребенку разложить их на две группы — «бывает» и «не бывает». Вот какие тексты могут быть на карточках: «у кошки два хвоста», «автобус едет», «автобус летит», «Вова пишет ложкой», «Таня пишет ручкой», «мама кормит малыша», «малыш кормит маму» и так далее.

Более сложные задания связаны с изображением того, что написано «путаницей». которая основана не на таких грубых противоречиях в тексте, а на нарушении целесообразности, порядка действий, на неучете ситуации или правил поведения. К ним относится, например, «Человек рассеянный» и «Усатый-полосатый» С. Маршака. Но до них ребенок доходит не сразу. Желательно сначала дать ему более простые, вами придуманные варианты такого рода ситуаций/ Например: «Мама велела Оле нарисовать овощи. Оля нарисовала яблоко, колбасу и капусту». После чтения такого текста ребенка нужно спросить: «Как ты думаешь, мама будет довольна рисунком Оли или нет?» Полезны и такие рассказы-загадки: «Мама дала Тане красный и синий карандаш, а Косте зеленый и желтый. Они нарисовали цветы». И здесь вы дайте ребенку два рисунка — на одном красная гвоздика и синий василек с синими стеблями, а на другом — желтый тюльпан с зеленым стеблем и листьями. «Угадай, какой рисунок Танин, а какой Костин?»

Все, что мы описали, на самом деле только начало пути к подлинному чтению. Но без этих первых шагов ребенку гораздо труднее прийти к книге. Он вынужден начало дороги искать и сам. И удается это далеко не каждому.

А. КАТАЕВА

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Комментарии

Новые вначале ▼

Я считаю, дорогу к книгам преграждают социальные сети. Вот тут https://antisoc.ru/articles/sotsialnyie-
seti-protiv-knig-kuda-uhodit-vremya/ очень интересный расчет времени, которое человек выкидывает на эти бесполезные сайты, а мог бы потратить на чтение. 166 книг в год - и это в среднем! Поэтому проблему нужно решать комплексно

Элеонора 31.01.2017 00:18

+ Добавить свой комментарий

Только авторизованные пользователи могут оставлять свои комментарии. Войдите, пожалуйста.

Вы также можете войти через свой аккаунт в почтовом сервисе или социальной сети:


Внимание, отправка комментария означает Ваше согласие с правилами комментирования!

Вопросы воспитания

  • Хуже всякой ругани!
    Я вовсе не думаю, что дети — ангелы. Они могут любого довести до белого каления, бывают надоедливыми, непонятливыми и всякими, какими хотите. Но ведь и в состоянии белого каления можно найти какую-то человеческую форму общения с ребенком.
  • Дети и деньги
    Почему порой ребенок не в силах сдержать себя, чтобы не добыть денег недозволенным способом? В большинстве случаев потому, что где-то перегнули палку родители, не приучили к самостоятельности, не проявили родительского доверия.
  • Дети и родители: дисциплина.
    Нельзя, чтобы правил и запретов было слишком много и они не изменялись, когда существенно изменяются окружающие условия.
  • Детские проблемы.
    Если бы родители вспомнили, какими они были в свое детство, они бы нашли в нем массу проблем и вспомнили бы жгучее желание помощи в их разрешении.
  • /img/210/girl.jpg
    Есть ли у них совесть?
    Наверное, вам уже приходилось спрашивать своего или чужого ребенка: «Как ты мог так поступить? У тебя вообще совесть есть?» При этом вам вряд ли приходило в голову поинтересоваться, знает ли ребенок, что такое «совесть».
  • /img/210/clever_boy.jpg
    Мой ребенок вундеркинд?!
    Ученые различают несколько признаков одаренности. Присмотритесь к вашему ребенку, а вдруг он вундеркинд?
  • /img/210/reading-book.jpg
    Об увлечениях
    Мудрый Платон говорил: «Вы знаете, что в каждом деле главное — это начало, особенно для юных и нежных созданий?»
  • /img/210/girl_cleaning-window.jpg
    Золушкины будни
    Родители, пытаясь приучить ребенка помогать по дому, часто надолго отбивают у него охоту заниматься этим неблагодарным делом.
  • /img/210/children2.jpg
    Как создать оптимистический настрой у дошкольника.
    В жизни дошкольника основную роль играют эмоции. Ребенок — то, что он чувствует и переживает. Например, он не столько ощущает гнев, сколько сам становится воплощенным гневом.
  • /img/210/boy-ok.jpg
    Как создать оптимистический настрой у подростка.
    Подростковый возраст также принято называть пубертатным, то есть возрастом созревания. Основной критерий для ребенка в подростковом возрасте — это собственная идентичность.
  • /img/210/Kapriz1.jpg
    Капризы, крадущие время.
    По степени тяжести выделяются капризы: 1) нетяжелые — бьющие по времени, 2) средней тяжести — бьющие по карману, 3) тяжелые — бьющие по психике.
  • /img/210/small-girl.jpg
    Капризный ребенок.
    Капризом мы называем то, что выходит за рамки той модели поведения, которую мы считаем правильной. Иногда даже попытка ребенка выразить свое мнение считается его родителями капризом.
  • /img/210/baby-mother.jpg
    «Не хочу» в 3-4 года.
    В этом возрасте «не хочу» принимает диковинные формы. Поводы для «Не хочу» находятся самые невообразимые.
  • /img/210/b/discipline-boy.jpg
    Воспитание детей “как полагается”
    Представьте на минуту - стали бы вы кричать и шлепать своего ребенка, если бы он был ростом 2м и борцом сумо и мог бы очень хорошо ответить вам?
  • Одна рука карает, другая милует.
    А теперь постарайтесь вспомнить: хочется ли нам, взрослым людям, исправиться, когда нам, пусть даже справедливо, указывают на наши дурные свойства? Или, может, нам скорее хочется соответствовать не очень справедливой, но похвале?
  • С пеленок — американец.
    Американцы считают, что главная их задача как родителей -воспитать детей независимыми и приспособленными к жизни. И в этом, несомненно, парадокс и жертвенность родительства - ты делаешь все, чтобы стать ненужным для своего самого дорогого существа на свете - ребенка.
  • Мальчишки, устанавливают свою власть во дворе...
    Мало смелости и решительности для воспитания такого емкого человеческого качества, как сила духа. За этой силой стоит многое, в том числе и наша высокая мораль, наша нравственность...
  • Удержать, отпуская.
    Анализ многочисленных фактов семейного воспитания позволяет заметить две, как бы противоположные друг другу направленности родительского беспокойства;
  • Дисциплина и структура взаимоотношений.
    Родители, а не дети ответственны за упорядочение взаимоотношений и за соблюдение правил поведения каждым членом семейства.
  • О детях 5-8 лет.
    Помните, что ничто так не унижает человека и не ожесточает его, как оскорбление. Не допускайте, чтобы с вашим ребенком обращались жестоко.
  • Скромность и требовательность.
    Нам надо понимать, что детская личность незрела. Ребенок не умеет хорошо контролировать себя, и он не будет добровольно и с удовольствием откладывать исполнение своих желаний. Этому еще придется учиться.
  • С каждым немного иначе.
    Если ко всем детям подходить одинаково, применяя те же воспитательные средства и методы, то кому-нибудь, возможно, это и подойдет, еще кому-то пойдет на пользу, но будет гораздо больше тех, на кого это повлияет неблагоприятно, если не сказать — пагубно.
  • Требования и запреты: «надо» и «нельзя».
    Постоянно вынуждая малыша отказываться от того, что ему хочется сделать или взять, взрослые вольно или невольно порождают у него отрицательные эмоции, что приводит к конфликтным ситуациям.
  • Запланированное веселье.
    Утренник в детском саду — это не только праздник, но и испытание для ребенка. Помощь родителей здесь необходима.
  • 6 принципов
    Несколько профессиональных советов родителям, растерявшимся перед многочисленными книжными полками. Как среди ярких обложек найти именно ту книгу, которая подойдет вашему ребенку?
  • Как спорить с ребенком.
    Если ваш сын или дочь вдруг начинают с вами спорить, вздохните спокойно – развитие ребенка идет как надо.
  • Каприз явный и скрытый.
    Слезы видимые и слезы невидимые. Да, есть и такие слезы: их проглатывают молча, и человек спешащий, занятый только собой, никогда их не заметит.
  • Осторожно, детская креативность!
    Самое страшное, что взрослые могут сделать, — это заглушить в ребёнке его природную креативность, заставив растущего человека действовать по шаблону, по давно установленным правилам, «как положено».
  • Откуда что берется, и как с этим бороться.
    Вечером вдруг ни с того ни с сего ваш малыш начинает кривить личико, дуть губки, ныть по малейшему поводу или без повода.
  • Последовательное проведение воспитательных мер.
    Наша задача — научить ребенка ориентироваться в этом мире. По возможности дать объективную картину. Рассказать о том, что принято и что не принято делать. Когда-то наши малыши тоже станут взрослыми.
  • Правила для всех видов наказания.
    учше, если наказания будут символическими, вроде отсидки в спецкресле. Не наказывайте выполнением уроков, чтением книг, работой по дому. Эти «наряды вне очереди» привьют отвращение к труду, а в больших дозах и к жизни.
  • Про неиспользованные шансы и упущенные возможности.
    Жизнь постоянно посылает нам какие-то шансы и возможности. И качество нашей жизни полностью зависит от того, как мы на посланные шансы и возможности реагируем: не замечаем, игнорируем, используем.
  • Развитие детской креативности.
    Любое совместное творчество взрослого и ребёнка необыкновенно влияет на их взаимоотношения, качественно эти отношения улучшая и выводя на новый, более высокий уровень, постепенно делая это общение роскошным.

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.

Как поделить семейные обязанности.

Нынешние амазонки совсем не против того, чтобы уступить место мужу на кухне или поручить ему заботу о потомстве. Но готов ли сильный пол к переделу семейных обязанностей?

Уход за кожей новорожденных

Кожа новорожденных малышей особенно нуждается в тщательном и бережном уходе. Ее защитные функции еще не до конца сформированы, поэтому она крайне подвержена влиянию внешних факторов и нуждается в особом уходе.