Присоединяйтесь

Простые истории

Последнее лето забора.

В конце мая, когда на дачах отцвела сирень, Забору стало ясно, что это лето ему не продержаться. Ночью столбы подкосились, и он повалился в мокрую от росы крапиву. А в половине седьмого утра, к обычно, прилетела Муха и уселась на девятую от угла доску с надписью «Гошка — дурак».

— Уйди, Муха, — сказал Забор. — Без тебя тяжело.

Муха молча почесала ногой об ногу.

— Видишь, какое дело, — пояснил Забор. — Невозможно столько лет на подпорках. Чинить надо было, столбы менять... Сожгут ведь, как думаешь?

— Ж-жалко, — серьезно ответила Муха.

— То-то и оно, — вздохнул Забор.

Кряхтя, он поднялся, выбрался из крапивы, собрал рассыпавшиеся штакетины и поплелся куда глаза глядя:

— Куда же ты?—всполошилась Крапива. — Погод, Заборушка!

—Все, — отрезал Забор. — Надоело! Разрослась тут спасу нет! Хоть поживу спокойно. И так уж недолго осталось.

— Что же это делается? — заныла Крапива. — Я Крапива двудомная, латинское название имею, а меня дома лишают?! Да я всю жизнь тут под забором прожила.

И не успел Забор двух шагов пройти, как Крапива выскочила из-под штакетин:

—У меня корневища ползучие. Я за тобой, Заборушка, и под землей поползу...

Долго ли, коротко ли, добрались они до последних дач. У дороги Сирень сорта «Анна Шпет» горестно размахивала единственной цветущей веткой.

— Что с вами, мадам? — поинтересовался Забор.

— Обломали!—всхлипнула Сирень. — Одна ветка осталась. А завтра воскресенье — хозяева приедут—и ее в букет.

— Что ж-же ты? Помож-жем... — прошептала Муха

—Да куда мне,—испугался Забор. — И так еле стою

Доски вон растерял... Поверьте, мадам, я бы рад...

Но Крапива уже разрасталась вокруг него, напирала своими стеблями, подталкивала к Сирени, извивались под землей ее ползучие корневища, выбрасывая новые побеги.

— Держись, держись, Заборушка! — покрикивал: она.

...Все воскресенье Забор полулежал на крапивных стеблях, покорно делая вид, что огораживает куст. Ему было стыдно за подгнившие столбы, за облезлые доски, примотанные проволокой. Неловко было в таком виде стоять рядом с красавицей Сиренью. Да Сирень на него и не надеялась, дрожала и, видно, готовилась к худшему. Муха волновалась и весь день ползала по надписи «Гошка — дурак», от «Г» до «к» и обратно. И с каждым часом все глубже погружались они в буйные крапивные джунгли.

Хозяева Сирени отодрали от Забора его любимую, почти синюю доску, покосили с краю Крапиву — и уехали.

—Я Крапива двудомная! — крикнула им вслед Крапива. — Меня для Ботанического Атласа фотографировали!

Утром Забор, Крапива и Муха проснулись в цветах: «Анна Шпет» осыпалась... Лишь один цветок еще оставался на ветке. Самый крупный, с пятью лепестками.

— Волшебный! — сказала Сирень. — Берите! Забирайте-забирайте, он счастье приносит. Только не забудьте его съесть и загадать желание.

— Батюшки... — растерялся Забор. — В мои-то годы... Послушай, Крапива, ты когда-нибудь ела сирень?

— Я Крапива двудомная! — возмутилась Крапива. — Дома свои не ем! Я под Сиренью жить остаюсь.

—Мож-жет быть, я попробую, — прожужжала Муха.

...В тот же день Забор и Муха снова пустились в путь. Идти было нелегко. Много сил уходило на то, чтобы удерживать равновесие. Иногда приходилось возвращаться и подбирать отвалившиеся штакетины. Но Забор упрямо тянулся вперед гигантской сороконожкой, пока не наступали сумерки. А по ночам, когда Муха спала в дырке, заменявшей букву «о» в слове «Гошка», он лежал в траве, смотрел на звезды, и казалось, что они осыпаются с неба, как цветы Сирени с пятью лепестками...

Чем дальше, тем холодней и дождливее становилось лето. Муха все чаще задремывала. Забор нервничал, рассеянно ронял одну доску за другой. «Стать что ли крапивой, — думал он иногда. — Той все нипочем...».

В один из редких ясных дней он разложил свои столбы и штакетины сушиться на траве у самой реки. Вялый солнечный луч упал на когда-то девятую от угла доску и разбудил Муху.

«Ну стал бы я новым, — размышлял Забор, — вернулся бы на дачу. А там небось уже другой забор стоит... Можно, конечно, и в дачу превратиться... А впрочем — тоже ничего хорошего».

— Уж-же... — сонно прожужжала Муха.

Забор вскочил было, да не удержался на ветхих столбах и рухнул в воду. «Что ж, —подумал он, — поплыву, пожалуй. Муху бы не простудить...».

...Минуту спустя Забор плыл по реке, унося на корме мокрую Муху. Он плыл на юг, туда, где круглый год не отцветает сирень, где нет холодных дождей и, быть может, никогда не строят заборов.

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Комментарии

Новые вначале ▼

+ Добавить свой комментарий

Только авторизованные пользователи могут оставлять свои комментарии. Войдите, пожалуйста.

Вы также можете войти через свой аккаунт в почтовом сервисе или социальной сети:


Внимание, отправка комментария означает Ваше согласие с правилами комментирования!

Простые истории

  • Клара Новикова: "Для меня нет запретных тем".
    Понимаете, мне самой страшно хочется сделать веселую программу, я просто мечтаю о такой. Но... Не получается. Не могу же я обо всем, что меня мучает, высказываться на улице: у каждого стоящего в очереди своих проблем хватает. Но у меня есть другая возможность — сцена
  • Спартак Мишулин: "Людям надо говорить хорошие слова каждые пять минут".
    Я порадовалась за Спартака Васильевича, что есть у него настоящий друг и надежная семья; поняла, что главное в этот человеке — доброта и любовь к людям, и от души пожелала ему новых ролей в его родном театре, а нам новых встреч с любимым артистом.
  • Старая дева и ловелас
    Разговор у хмельных мужчин шел о политике, хотя никто из них ею не занимался, шел он вяло, без особой страсти, которая всегда вспыхивает, когда в компании оказываются люди с разными взглядами.
  • Мифотворец Иван Охлобыстин
    Интервью YF с Иваном Охлобыстиным.
  • Отчего богатырей поубавилось.
    Стали богатыри с ним биться, головы ему рубить. Сколько голов ни срубят, они тотчас вновь отрастают. Бились, бились они да притомились. Побил бы их змей, но время обеда пришло. Змею бой не бой, а брюхо в голоде держать не привык. Улетел он в свой стан, котел каши съел, а все голоден.
  • Отпускной разговор.
    И так тревожно, так потерянно быстро глянул на них, так потрясенно, не договорив, запнулся на полуслове и опустил глаза в тяжелом молчании, что у него, у отца, все заныло внутри. «А разве вы несчастливы, папа и мама?»
  • Парус
    Тогда паучок оторвал от своей паутинки кусочек и связал его с другим кусочком паутины, Который оторвал другой паучок, летевший над ними. А тот сделал то же самое с третьим, который пролетал сбоку. И так паучки связывали паутинки до тех пор, пока не получилась огромная паутина-парус.
  • Песня пасхальных колоколов.
    Когда Зинка с Ванькой подбегают к церкви, крестный ход, с иконами, хоругвиями, подходит к церковным дверям... Пламя свечей чуть колеблется тихим ветерком, и торжественная песня «Христос Воскресе» сливается с колокольным звоном
  • Письмо.
    Было это еще перед войной, когда по деревням зимой ходили кравцы — мастера по шитью полушубков и тулупов. И у нас, в доме деда, с неделю прожили за работой двое кравцов.
  • Придет утро.
  • Прогулка по первому снегу
    Аня еще круче повернула голову к небу и чуть прищурила глаза, потому что снова посыпал снег. В белом его мельтешении она увидела серебристого жеребенка, приготовившегося к прыжку.
  • Пророки
    На улице слепит солнце, мы сидим в тени на ступеньках и жадно смотрим, как старик месит свое тесто, как обмазывает кирпичи, как вкладывает их, пошевелив напоследок и пристукнув мастерком, в брюхо печи...
  • Простишь ли ты нас?
    Неслышно одевшись, я выскользнула на улицу и пошла к минеральному источнику. А когда вернулась, хозяйка приветливо мне улыбалась — сама такая аккуратненькая, небольшого роста, в белом вышитом платочке.
  • Скунс.
    Смущенная присутствием посторонних, я опускала голову и, слыша «дай-ка посмотреть на тебя!», только не прижимала подбородок к груди. А на расспросы отвечала с таким лаконизмом, что казалась невежливой.
  • Современные амазонки
    Больше всего отца удивляет и удручает, что дочь его — не какая-нибудь дурнушка или вялое скучное существо, чтоб не рассчитывать на нормальную семейную жизнь.
  • Светлынь небесная, или Мамин смертный узелок.
    Им трудно жилось. Судьба «отваливала» им немерено. Будто все, что было у нее для них,— только горькое да соленое.
  • ТЫ и Я.
    Ранняя юность — пора, когда дети чаще всего отдаляются от нас. Еще вчера отец, мать — непререкаемый авторитет, каждое их слово ловится со вниманием. А сегодня мало стало привычной духовной пищи. Книги, друзья, друзья друзей... Мир расширяется.
  • ЦВЕТОЧЕК
    Ох уж эти мальчишки! Только футбол на уме. Гоняют где попало. А мячик-то круглый, летит куда пошлют. Ударит слабая детская ножка по мячу, глядишь, он и угодил в форточку.
  • Уроки детства
    Льву Толстому принадлежат парадоксальные слова: «У нравственного человека семейные отношения сложны. У безнравственного — все гладко». Что вы думаете по этому поводу?
  • «УТРЯНА»
    Подивилась Утряна на чудно богатый корабль расписной, а купец, как увидел ее в белом платье расшитом стоящую на берегу, обомлел от божественной ее красоты.
  • Ванечка вернулся!
    Ванечка прослужил 20 месяцев, из них половину колесил на своей КШМ радистом по Чечне и Дагестану. Все это время сотрудники в школе, даже дети-воспитанники как могли поддерживали меня.
  • За все приходится сражаться...
    Ей тогда едва исполнилось 18 лет. ему — двадцать. Вот они, на карточке — жених и невеста. Он — подтянутый, бравый моряк, она — совсем еще девочка, милая, тоненькая, в белом платье и фате.
  • Живой Камень
    Долго жил богатырь на свете, оберегая свою родину и народ, но пришла и ему пора умирать. Собрались вокруг него черемисы, плакали и скорбели о нем, а он утешал их.
  • Весна в Любляне
    В столицу Словении пришла весна. Под ногами, на зеленом ковре, цветы, преимущественно, трех цветов: белого, желтого и синего

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.

Как поделить семейные обязанности.

Нынешние амазонки совсем не против того, чтобы уступить место мужу на кухне или поручить ему заботу о потомстве. Но готов ли сильный пол к переделу семейных обязанностей?

Уход за кожей новорожденных

Кожа новорожденных малышей особенно нуждается в тщательном и бережном уходе. Ее защитные функции еще не до конца сформированы, поэтому она крайне подвержена влиянию внешних факторов и нуждается в особом уходе.