Присоединяйтесь

Рассказы очевидцев

Убийство по заказу.

Криминальная статистика свидетельствует: все больше преступлений совершается, так сказать, в семейном кругу. Близкие люди начинают «выяснять отношения» между собой с помощью ружья или ножа. Но, оказывается, и это еще не самое страшное...

Жизнь — за полсотни

Летние сумерки еще только начали опускаться на слободу Подновье, когда к утопающему в зелени дому подъехал «Москвич». Из него вышли двое мужчин. Огляделись по сторонам. Окраинная улица в этот вечерний час была безлюдна. Лишь у соседнего дома пожилая женщина поливала цветы в палисаднике. Покосившись на нее, двое решительно шагнули во двор.

Минут через десять они вышли, но теперь в сопровождении проживающего в доме Огана Григоряна, одетого в тренировочный спортивный костюм. К этому времени женщина — по фамилии Королькова — кончила поливать цветы и видела, как мужчины направились к машине. Ей показалось, что сосед вроде бы не хотел идти и те двое подталкивали его в спину. Втроем они сели в автомобиль. «Москвич» развернулся и уехал.

В наступившей вечерней тишине вдруг послышались женские всхлипывания. Обеспокоенная Королькова заглянула к соседям и увидела Ольгу, жену Огана. Молодая женщина, обхватив голову руками, причитала:

— Господи, что теперь будет?

Королькова хорошо знала семью Григорян. Супруги часто ссорились между собой. Вот и сегодня, судя по всему, опять не поладили, и Оган, наверное, в отместку укатил куда-то со своими приятелями. Видя, как убивается молодая женщина, Королькова посочувствовала:

— Да ты не больно горюй! Все уладится.

Но Ольга в ответ только отчаянно замотала головой.

Может, Королькова и не проявила бы дальнейшего интереса к происшедшему, но на следующее утро, выглянув в окно, она увидела, как к соседке зашли двое вчерашних мужчин. Ольга, как показалось соседке, пыталась в чем-то оправдаться перед ними, потом сняла с ушей золотые сережки, а с пальца перстень и отдала им. Они удовлетворенно кивнули и уехали.

Заинтригованная Королькова, встретившись позже с Ольгой, не удержалась от вопроса:

— Ну что, вернулся муж?

— Нет.

— Выходит, так и не помирились?

— Теперь уже не помиримся.

Прошло два дня. Человек с удочками остановился на берегу реки, выбирая удобное место для рыбалки. Внимание его привлек небольшой песчаный холмик. Подойдя ближе, он увидел, что из него торчит кусок материи. Рыболов потянул ее и, к своему изумлению, вытащил рубашку синего цвета. На ней оказалось несколько буроватых пятен, похожих на засохшую кровь. Покопавшись в песке, он достал еще одну рубашку, только желтого цвета, и тоже с пятнами крови. Кому понадобилось зарывать почти новые рубашки? Откуда на них кровь? Нет, здесь дело нечистое!

Приехавшие на место странной находки работники милиции тщательно обследовали берег. Под обрывом в песке они обнаружили труп мужчины лет тридцати. Судя по следам на шее, смерть наступила от удушения. В карманах покойника нашли документы на имя Огана Григоряна.

Вызванная на допрос к следователю Ольга разрыдалась, повторяя, что никак не может поверить в гибель мужа. Лишь немного успокоившись, она с грехом пополам рассказала, как позавчера вечером муж уехал из дому.

— И вы не знаете, кто были эти двое, что приезжали за ним? — спросил следователь.

— Понятия не имею. Наверное, какие-нибудь его приятели.

— После этого вы их не встречали?

На мгновение запнувшись, женщина ответила:

— Нет-нет...

— Муж не говорил, куда он с ними уезжает?

— Он передо мной никогда не отчитывался...

Опрос соседей поначалу ничего не прояснил. Дошла очередь до Корольковой. Запомнились ли ей какие-нибудь приметы двух незнакомцев, с которыми уехал Оган? Женщина вспомнила: на одном была синяя рубашка, на другом — желтая.

— Между прочим, оба они на другой день приезжали к Ольге, и она отдала им сережки и перстень—— Королькова вдруг виновато прикусила губу.— Ой, зачем же я об этом болтаю? Она просила никому не говорить...

— Вот как! — удивился следователь.— И когда же она обратилась к вам с такой просьбой?

— А в аккурат после того, как нашли ее мужа убитым—

Следователь снова вызвал Ольгу. На этот раз она выглядела, на удивление, спокойной. Более того, по пути, судя по всему, зашла в парикмахерскую и сделала прическу. И вообще, хотя после смерти Огана прошли считанные дни, она отнюдь не производила впечатления человека, удрученного горем. После первых расспросов следователь как бы между прочим поинтересовался:

— Да, а где ваши золотые сережки?

— Какие сережки?

— Ну те самые, что вы отдали мужчинам, уехавшим с вашим мужем?

— Вы что-то путаете—

Тогда следователь зачитал показания Корольковой. Отрицать очевидное было бессмысленно, и она сбивчиво начала объяснять:

— Понимаете, они требовали деньги— угрожали мне и сыну... Денег у меня не было, и я отдала им сережки— И еще золотой перстень...

— Почему вы не сообщили в милицию о том, что вас ограбили?

— Не захотела поднимать шум. Да и не до того было, когда жизнь мужа находилась в опасности. Когда они снова приехали и стали требовать деньги, я поняла, что это очень опасные люди, от них можно ждать чего угодно.

— Но ведь об исчезновении мужа вы предпочли помалкивать. Почему?

— Думала, что как-нибудь все само собой уладится—

Но чем дальше продолжалось следствие, тем менее убедительными выглядели объяснения Ольги. К этому времени удалось отыскать обладателя желтой рубашки. Им оказался Владимир Романов. На его одежде эксперты обнаружили волокна шерсти светло-синего цвета. Из такой шерсти был сделан и тренировочный костюм, в котором внезапно уехал из дома Оган. После недолгого запирательства Романов признался в убийстве. А потом назвал и своего сообщника — Александра Князева. Но главная неожиданность была впереди. Выяснилось, что и сама Ольга играла далеко не последнюю роль в трагической гибели мужа.

...После очередного домашнего скандала Ольга в подавленном настроении пришла к матери. Там находился ее брат Александр Капустин. Она стала жаловаться ему на бесконечные семейные дрязги. В разговоре как бы невзначай обмолвилась, что не пожалела бы никаких денег, лишь бы избавиться от мужа. «Хочешь, чтобы его пришили?» — деловито осведомился брат. «А хотя бы и так!»

Ольга знала, к кому обращается: Капустин имел уже несколько судимостей, так что просьба сестры, что называется, упала на «благодатную» почву. Правда, Александр сразу сказал, что сам рук марать не будет и вообще «дело надо обстряпать так, чтобы ни на кого из нас не пало и тени подозрения».

На другой день он привел двух своих знакомых — Владимира Романова и Александра Князева. Первый работал где-то слесарем, а второй — ошивался без дела, промышляя тем, как он выразился, «что судьба пошлет». Оба отчаянные пьянчуги, для которых не было ничего святого. Предусмотрительный Капустин заранее оговорил с ними все подробности предстоящей «операции». Оставалось решить последний вопрос — насчет оплаты. Переглянувшись с братом, Ольга сказала, что на все хлопоты кладет четыреста рублей. Романов согласился: «Подходяще! Завтра к вечерку ожидай нас, хозяйка!»

Трудно поверить: человеческая жизнь — за несколько сотенных!

...До запланированного убийства оставались ровно сутки. О чем думала все это время Ольга? Неужели не осознавала всю чудовищность того, что затеяла? Неужели не возникла у нее мысль отказаться от задуманного? Отвечая следователю на эти вопросы, она призналась, что вначале действительно было страшно, а потом чувства притупились, и в конце концов она даже с нетерпением стала ожидать: скорей бы все кончилось. Сколько же должно было накопиться в ее душе злобы, чтобы вот так, не терзая себя сомнениями, добиваться гибели еще недавно близкого человека, отца ее ребенка!

Романов и Князев приехали к точно назначенному времени. Даже не дав Огану переодеться, прямо в тренировочном костюме вывели его на улицу и усадили в машину. Приехали на берег реки. Здесь начали избивать свою жертву, благо место глухое, и никто не мог услышать криков. Оган бешено сопротивлялся. Тогда Романов снял с себя ремень и стянул им горло Огана. Тот сразу обмяк. Убедившись, что он не подает признаков жизни, убийцы закопали его в песок. Осмотрели свою одежду. Рубашки у обоих оказались забрызганными кровью. Пришлось зарыть в песок и их. На следующее утро оба явились к Ольге и, сообщив, что «дело сделано», потребовали обещанную плату. Ольга сказала, что сейчас у нее нет такой суммы, и попросила подождать несколько дней. Убийцы стояли на своем. Чтобы избежать нежелательного шума, Ольга отдала им золотые сережки и перстень, сказав, что эти вещи стоят значительно дороже четырехсот рублей. Но Романов и Князев не стали обременять себя излишними хлопотами: не торгуясь сбыли драгоценности случайному прохожему всего за полсотни и уже к обеду пропили вырученные деньги.

А Ольга? После того как нашли тело ее мужа, она попыталась разыграть роль безутешной вдовы, убитой внезапно свалившимся горем. Не вышло.

В ответ на добро

Подробности того злополучного воскресного дня Нине Ивановне Малковой вызванной к следователю в качестве свидетельницы, пришлось вспомнить буквально по минутам. С утра она хлопотала по хозяйству: стирала, убирала в квартире. В три часа позволила себе небольшую передышку и посмотрела по телевизору фильм. После этого отправилась на кухню готовить обед. И вот именно в это время в начале пятого, внизу послышался грохот, будто там что-то уронили. Потом донеслись невнятные голоса. И все стихло. Этажом ниже, в однокомнатной квартире, обитали две пожилые сестры-пенсионерки Татьяна Михайловна и Софья Михайловна Сенькины. Решив, что они переставляли мебель на кухне, Малкова не придала значения возникшему у них шуму.

В восьмом часу вечера в дверь к Малковой громко постучали. На пороге стояла Татьяна Михайловна, бледная, испуганная. Путаясь в словах, она начала объяснять, что еще утром ушла из дома, сейчас вернулась, а там — все разворочено, словно хозяйничали какие-то злоумышленники.

— А где Софья Михайловна?

— Не знаю. Я дальше прихожей побоялась идти...

Малкова сразу побежала на улицу и из телефона-автомата позвонила в милицию. Вскоре приехала оперативная группа. Поднялись в квартиру Сенькиных. Здесь и в самом деле царил полный разгром. Двери стоящего в прихожей платяного шкафа были распахнуты, одежда в беспорядке разбросана. Пол на кухне усыпан осколками битой посуды. Войдя в комнату, оперативники увидели лежащую на диване в безжизненной позе Софью Михайловну. Стоявшая позади всех Татьяна Михайловна вскрикнула и упала в обморок.

Судебно-медицинская экспертиза установила, что Софье Михайловне было нанесено несколько ножевых ранений. Смерть наступила около пяти часов дня, то есть именно в то время, когда Малкова услышала внизу подозрительный шум. Пришедшая в себя Татьяна Михайловна сообщила, что весь день провела у своей приятельницы Волковой. Сестра — она баптистка — днем собиралась идти в свою секту на моления — да, видно, не успела. Судя по всему, неизвестные преступники решили обокрасть Сенькиных, но, проникнув в квартиру, наткнулись на задержавшуюся Софью Михайловну и убили ее.

Но в этой, на первый взгляд убедительной, версии почти сразу обнаружилось множество изъянов. Когда стали выяснять, что же украдено из квартиры, то оказалось: все вещи на месте. Правда, Татьяна Михайловна сказала, что в серванте, в пустом чайнике у нее хранилось девяносто пять рублей — они исчезли. Но трудно поверить, что ради такой мизерной суммы преступники пошли на убийство. К тому же замок на входной двери был целый и невредимый. По свидетельству всех, кто ее знал, Софья Михайловна отличалась большой осторожностью и ни за что не пустила бы незнакомого человека в квартиру. Если предположить, что преступники открыли входную дверь ключом, то сразу возникает другой вопрос: откуда он у них взялся? Словом, поначалу расследование этой странной истории представляло собой сплошное блуждание в потемках.

На состоявшихся спустя несколько дней похоронах Татьяна Михайловна во весь голос причитала, что лишилась старшей сестры, самого близкого ей человека. Глядя, как она убивается, люди сочувствовали ее горю.

Между тем расследование шло своим чередом. Сотрудники уголовного розыска резонно предположили, что раз убийство произошло днем, да еще в воскресенье, наверняка кто-то из жителей хоть мельком, но видел преступников. И в самом деле, вскоре удалось отыскать людей, которые припомнили: «Крутились тут два типа!» По их описаниям составили фотороботы. Это уже было кое-что.

...Неряшливо одетый молодой мужчина, взглянув на листок со штриховым портретом, с нескрываемым изумлением произнес:

— А ведь похож! Кто это меня так ловко нарисовал?

— Что ж, Федосеев, очень приятно, что вы по достоинству оценили способности наших криминалистов. А как вам нравится этот портрет?

Взглянув на второй рисунок, Федосеев долго морщил лоб.

— Неужели Володька Ошарин? А вот тут, должен вам заметить, сходства поменьше.

Но дальнейший разговор с задержанным Федосеевым принял неожиданный оборот. Когда его прямо спросили, что он делал вместе с Ошариным в тот воскресный день возле дома, где проживали сестры Сеньки-ны, Федосеев, замявшись, сказал, что они приходили к Татьяне Михайловне занять денег на выпивку. Он и раньше частенько «перехватывал» у нее десятку-другую.

— Ну и как, удалось разжиться деньгами?

— Да, взял четвертную. — Она сама лично вручила вам деньги?

— А кто же еще!

— Во сколько это было?

— Точно не помню, но где-то часа в четыре.

— Ее сестра, Софья Михайловна, находилась дома?

— Не обратил внимания...

Вновь пригласили к следователю Татьяну Михайловну и осторожно,— как бы не ранить необоснованным подозрением пожилого человека, перенесшего такое горе,— побеседовали с ней. С горячностью, не свойственной столь почтенному возрасту, старушка заявила, что и в глаза не видела в тот день Федосеева. Давала ли раньше ему деньги взаймы? Упаси боже! С матерью его, Ниной Михайловной Волковой, она в приятельских отношениях, а от сына ее, Сергея, бездельника и пьяницы, всегда старалась держаться подальше. Да и не мог он застать ее дома в четыре часа дня. Ложь! Она ведь уже говорила, что с утра до самого вечера находилась в гостях. У кого? Да у той самой Волковой. Не верите — спросите у нее самой.

Спросили. Но Волкова не только не прояснила ситуацию, а, напротив, запутала ее еще больше. Сенькина приходила ко мне, заявила она, сначала утром, потом ушла, вновь появилась уже в пятом часу и после этого действительно пробыла у меня до самого вечера. А где находился в этот день сын? Понятия не имею. Скорее всего, в какой-нибудь компании собутыльников — обычное для него занятие.

Сомнений не оставалось, Татьяна Михайловна Сенькина, что называется, темнила. Но какой смысл ей, пожилому человеку, вводить следствие в заблуждение? А тут наконец удалось отыскать Ошарина. На первом же допросе, касаясь непонятного поведения сестры убитой, он признался:

— Она сама все и устроила, втянув нас с Сергеем в это грязное дело.

Следователь переспросил:

— Вы хотите сказать, что именно по просьбе Татьяны Михайловны убили ее старшую сестру?

— Ну!

— А вам-то от этого какая была выгода?

— Она заплатила...

Так начали проясняться подробности этой дикой истории.

...Многие годы Татьяна Михайловна Сенькина жила в глухой деревушке. Незаметно подкралась старость. В своих письмах к старшей сестре Софье Михайловне, жившей в крупном районном центре, она постоянно жаловалась на одиночество и неустроенность. Сестра предложила переехать к ней. Вдвоем, дескать, будет веселее. После недолгих колебаний Татьяна Михайловна отправилась в путь. Софья Михайловна встретила ее радостно. Но вскоре выяснилось, что сестры отвыкли друг от друга, у каждой были свои привычки и склонности. Но если Софья Михайловна была человеком мягким, терпеливым, склонным прощать человеческие слабости, то Татьяна Михайловна, натура нервная, вспыльчивая, готова была по малейшему поводу устраивать скандалы.

Ее, к примеру, сильно раздражало, что сестра была верующей, строго соблюдала религиозные правила. Со временем раздражение переросло в открытую ненависть. Приходя к Волковой, с которой она сдружилась за последнее время, Татьяна Михайловна постоянно жаловалась: «Эта святоша отравляет мне жизнь!» Казалось бы, в такой ситуации проще всего было бы вернуться в свою деревню. Но Татьяна Михайловна, привыкшая к благоустроенной квартире, не хотела ехать обратно в глушь. Уж коли совместная жизнь стала невыносимой, рассуждала она, то надо просто... убить старшую сестру. Мелькнув однажды в сознании, такая мысль больше не давала ей покоя. Но кто возьмется за это?

Выбор она остановила на Сергее Федосееве, сыне своей приятельницы Волковой. Этот пьянчужка, безошибочно определила она, ради выпивки пойдет на что угодно. И оказалась права. Услышав необычную просьбу, Федосеев лишь коротко осведомился: «Сколько бутылок, бабка, поставишь?» — «Да хоть ящик водки!»

На том и сговорились. В ближайшее воскресенье Татьяна Михайловна пришла к Волковой и, улучив момент, сказала Федосееву, что ждет его к четырем часам дня. Вернулась домой. Чтобы не возбудить излишних подозрений у старшей сестры, старалась вести себя с ней помягче. После обеда Софья Михайловна прилегла на диван отдохнуть. В четыре часа в дверь осторожно постучали. Татьяна Михайловна сама встретила «гостей». Федосеев пришел вместе с Ошариным, которого, как сразу пояснил, взял для «подмоги». Оба крепко подвыпившие. Отдав им запасной ключ, чтобы после ухода закрыли дверь, Татьяна Михайловна шепнула: «Задаточек лежит в пустом чайнике в серванте». И после этого сразу ушла к той же Волковой.

Убив беззащитную старуху, преступники довольно неумело инсценировали ограбление, потом достали из серванта «задаточек» и отправились «гулять». А Татьяна Михайловна, дождавшись темноты, вернулась домой и подняла шум...

Эти два преступления, вызвавшие много толков в округе, были совершены в разных районах. Преступников судили. К длительным срокам лишения свободы приговорены и убийцы, и те, кто их «нанимал». Но за пределами судебных приговоров остался вопрос: что породило оба преступления? Думаю, помимо частных причин, порой осложняющих наш повседневный быт, этому во многом способствовала та атмосфера всеобщей озлобленности, в которой мы живем. Понять бы это каждому из нас — и быть терпимее друг к другу. Иначе завтра опять кто-нибудь захочет с чужой помощью свести счеты с мнимым или действительным обидчиком. За соответствующую плату.

Михаил ИВАНОВ

Рекомендовать:
Отправить ссылку Печать
Порекомендуйте эту статью своим друзьям в социальных сетях и получите бонусы для участия в бонусной программе и в розыгрыше ПРИЗОВ!
См. условия подробнее

Комментарии

Новые вначале ▼

+ Добавить свой комментарий

Только авторизованные пользователи могут оставлять свои комментарии. Войдите, пожалуйста.

Вы также можете войти через свой аккаунт в почтовом сервисе или социальной сети:


Внимание, отправка комментария означает Ваше согласие с правилами комментирования!

Рассказы очевидцев

  • Барятинский женский монастырь
    Каждый раз, когда я уезжаю из монастыря, «Ангелов вам», — напутствуют меня на прощание сестры. Инокиня Досефея собирает в дорогу снедь. Матушка дарит очередную порцию книг, садится за руль «Москвича» и везет меня в Малоярославец на московскую электричку.
  • Это недетское детское кино
    Вообще тема отсутствия контакта между детьми и взрослыми, взаимонепонимания, одиночества и тех и других стала одной из центральных тем фестиваля.
  • Наша речка Сумерь
    Больше всего там нравилась мне речка, которая протекала за нашим огородом, под горой. Называлась она очень красиво — Сумерь. Берега ее заросли ивняком, ольхой, черемухой. Местами речка была мелкой и быстрой. Местами глубокой и медленной. Где — широкой, а где — такой узенькой, что ее можно было перепрыгнуть с разбега.
  • Владимир Гостюхин: «Будут внуки — надо их учить жить смелее».
    Напряжение было столь велико, что после финальной сцены самоубийства, вошедшей в фильм вторым дублем, я упал на руки режиссеру и не приходил в себя минут пятнадцать...
  • Белая ворона
    Николай Михайлович видел: люди жили бы мирно и дружно, если бы не нарочитое подогревание страстей. Его коробили высказывания вроде тех, что татары, мол, лучше живут, у них дома побогаче, потому как они умнее других, меньше грешат. Он старался не обращать внимания, относил это к «пережиткам прошлого», издержкам низкой культуры.
  • Беспокойство
    Два следа, две узорчатые строчки по краю большой лесной поляны. Здесь прошла утром по свежевыпавшему снегу пара рябчиков. Из любопытства двинулся было за ними, а потом остановился и долго смотрел на их согласный, любовный ход. близко друг от друга — как под ручку шли.
  • Беспредел
    Эта дикая история, произошедшая на бывшем монастырском подворье, — из ряда тех, что трудно осмыслить и объяснить. Она снова ставит все те же жгучие вопросы: есть ли предел нравственному падению нашего общества? И где же выход?
  • "Будь они прокляты, эти орехи!"
    А складывалась судьба у Самвела трудно. Мучила несправедливость наказания. К тому же в колонии здоровье резко ухудшилось. Положили в тюремную больницу. А там врачи установили, что у Самвела туберкулез легких.
  • Бумеранг.
    Так палач, исправно служивший государственной системе террора и уничтожения собственного народа (геноцида) — под знаменем, конечно же, социализма и во благо народа! — в одночасье стал жертвой этой системы, а точнее, тех своих коллег и сотоварищей, с которыми вместе управлял ею под предводительством Сталина.
  • Чужой среди своих.
    Он посягнул на «святая святых» — сравнил средние заработки рабочих, колхозников, учителей с окладами партийных и советских работников которые недавно были повышены.
  • ДЕЛАТЬ «ПЫЛКО ДА ОХОТНО»
    Всякое лето папа вез нас на свою родину, в маленькую деревеньку Бугино, что на берегу Северной Двины. Каждый день для нас, ребятишек, оборачивался здесь новой чудной сказкой, в которой героями становились и мы сами.
  • Деревня должна поменять веру.
    Нет ничего проще, чем создать в нашей стране изобилие продуктов. Можно сказать, пустяковое дело. Государство, власть раздают землю тем, кто хочет.
  • Дядь Саша
    Вошла молодая женщина с мальчиком лет пяти. Из-под козырька меховой с завязанными ушами шапки видны лишь хлюпающий нос да два бдительных глаза.
  • Для красоты и созерцания.
    В погоне за «бабками» за кружево не сядешь. А ведь какая красота! Жизнь нельзя упрощать бесконечно, это всегда оборачивается бездуховностью.
  • Дунинские петухи.
    ...Дунинские петухи начинали петь затемно. Петух сидел на высокой жердочке и дирижировал деревенским утром. Потом гудел рожок пастуха. До сих пор помню чувство протеста, которое вызывал у меня этот вовсе не музыкальный звук.
  • "Душа моя чиста".
    До сих пор остается загадкой, на какие деньги он жил, ибо их у него никогда не было: Коля был хроническим бессребреником.
  • Если вы одиноки
    Повезло мне в тот раз, повезло, досталась «Реклама», обычно раскупаемая мгновенно, стали печатать в ней объявления службы знакомств, о чем город гудел. Самые разные слышал я суждения о таком начинании. Своими глазами читал впервые.
  • «Если вы подружились в Москве»
    Конечно, нет к прошлому возврата. Прошлые радости и огорчения уже пережиты. Но какое-то отчаяние охватывает, наполняет тебя, когда межнациональная грызня выбивает из колеи, мешает людям жить в мире и дружбе.
  • Коня купил...
    Но мне уже успело это понравиться: коня купил, а?! Все-таки заговорила кровь, заговорила. Да и что там ни говори — поступок. Это вам не джинсы там и не «видик» — это конь!
  • «ХРАНЮ, КАК САМУЮ СВЯЩЕННУЮ РЕЛИКВИЮ...»
    В вишневом саду на открытой поляне стояли «солнечные» часы, на крыше школы был флюгер. И часы, и флюгер сделал папа. Он так много умел, что если взять и все перечислить, не хватило бы, наверное, целой страницы.
  • Как я работала гувернанткой.
    Но самое любопытное, что фирма, с которой я заключила договор на столь приятное времяпрепровождение, исчезла... А вместе с ней и моя зарплата. Так что остались только воспоминания. Да эти записки.
  • Как перевелись барсы на Енисее.
    Давным-давно жил да был на берегу Енисея старый-престарый старичок, и был у него такой же старый конь Савраска, по прозванью Губошлеп.
  • Кое - что о ТОПОРЕ.
    Казалось бы, что может быть проще обыкновенной двуручной пилы? Однако пилить ею тоже надо уметь, особенно если речь идет не о лежащем в козлах бревне, а о дереве, когда пропил надо делать горизонтально, да еще так низко, что приходится стоять на коленях.
  • Кому нужна война с мужиком?
    Так что начинал Рузвельт с нуля — со строительства. Перегородили его ребята громадный бетонный ангар кирпичной стеной, побелили, провели тепло, установили клетки — своими руками, за свой счет.
  • Кому нужны копилки
    — Почему копилки? Ну, вообще это могло быть все, что угодно. Я, как всякая женщина, человек практичный. Можно ведь сделать красивую вещь, но она будет бесполезной, правильно? А копилка — это серьезно.
  • Контакты второго рода
    История эта достаточно типична, по крайней мере в двух отношениях. Во-первых, как правило, контакт весьма краток. Обитатели тарелок долго наблюдать за собой не позволяют. Во-вторых, в контакт вступают люди неподготовленные. Специалисты узнают о контакте с большим запозданием, когда на месте посадки НЛО уже нет.
  • Кошечка взаймы
    Словосочетание «печки-лавочки» невозможно перевести на иностранные языки. По отдельности значение каждого слова здесь вполне понятно, конкретно; соединенные же вместе, они теряют свой прямой смысл и обретают...
  • Красный день.
    Часов у меня нет, я знаю только, что надо торопиться. Подъем занимает минуту-полторы, но взбегать приходится с задержанным дыханием. Чуть расслабишься, чтобы перевести дух,— сдвинуться потом трудно.
  • Крепко и государство.
    Так мы с мамой встретили тогда Рождество. Детишки уже заснули. Это было на Павловской. Мы были там очень бедны, но счастливы.
  • Курица - не птица?
    Петухов в хозяйстве было два — старый и молодой. Станешь сыпать корм, они друг друга оттирают, и каждый норовит своих кур поближе подтолкнуть. Тронет клювом зернышко, покажет— клюй, мол, да порасторопней!
  • «Левша» за работой.
    Познакомьтесь: педагог не по диплому, а по призванию. Иногда таких называют чудаками. Безусловно, ласковое слово «чудак» подходит для тех, чья «странность» настоена на чистом альтруизме.
  • Любовь с печалью пополам.
    Может, это уж и впрямь возрастное, но что поделаешь: тянет какая-то неизъяснимая сила снова поближе к деревне, ее быту, к дому крестьянскому, хлебу, пашне... А прикоснувшись, приобщившись, хотя бы на время, ко всему этому, с горечью убеждаюсь, как много хорошего, мудрого и доброго ушло из крестьянской жизни.
  • "Люди меня боялись..." Исповедь бывшего сельского участкового инспектора.
    Приходилось ли выпивать самому? Ясное дело, приходилось. Как говорится, служба заставляла. Но пил я не какую-нибудь гадость, а только водочку или коньяк. Придешь, бывало, вечером в подсобку сельпо, чтобы узнать, как идут дела, а здесь тебе уже стол накроют, с выпивкой, закуской — все как полагается. Потом в дорогу сверточек с продуктами, а как же! Колбаски там, ветчинки, консервов... Но все — в меру.
  • МАЕЧКА
    Сама Маечка ничего не рассказывала о своей семейной жизни. Она вообще никогда не принимала участия в наших нервных и жалобных рассказах друг другу о мужьях, детях, хозяйстве, здоровье.
  • Мечта о ночлеге.
    Но как осуществить эту, казалось бы, такую простую, безыскусную мечту? Не скажешь же удивленным хозяевам: хочу тут у вас переночевать! Почему? Зачем? Что случилось? Естественные, право, вопросы, если твой законный ночлег отсюда всего в двадцати минутах ходу.
  • МОЙ ДУХОВНИК
    Мы ведь видим только одну сторону жизни священника — его службу в церкви. Остальное (быт, радости, горести) как бы за семью печатями.
  • Напрасно родные ждут сына домой...
    В тот день рядовой Анатолий Чмелев был дневальным по госпиталю. Столкнувшись на лестнице с санитаром Павлом Эунапу, услышал приказ: вымыть полы. Анатолий удивился: а почему, собственно, он, больной, должен это делать?
  • Несостоявшийся полёт
    Какими они были, избранницы космического века, окрыленные фантастически дерзновенной мечтой полета в неизведанное, манящее тайной пространство?..
  • Ничего, что я пляшу в галошах?
    Телевидение снимало «Русский дуэт» на платформе и площади Ярославского вокзала. Как только они запели, вокруг собрался народ, который сам стал участником этого представления: в образовавшийся возле выступающих круг влетело несколько женщин и мужчина, они стали подпевать и приплясывать.
  • О время-времечко!..
    На моих глазах умерло несколько деревень в округе. Зрелище — не приведи Бог! Умерла и наша. Надо было искать другую.
  • Память - в сегодняшних делах.
    Постоянно трудиться, помогать родителям й воспитании их мальчишек и девчонок — это от доброты сердечной и от понимания того, какое значение для человека имеет детство.
  • Пили, но в меру.
    Юношей мне доводилось частенько бывать на этой пильне и видеть бешеное челночное мелькание целой дюжины пил, зажатых в механическую пилораму, которые разом выплевывали по нескольку досок.
  • Платье Мельпомены
    Сократа очень уважали на нашей улице. И на соседних тоже. Знакомые и незнакомые люди обращались к нему за советом в спорных делах, и он всегда находил справедливое решение.
  • Пока остаюсь „рекордсменом"...
    Что ж, буду кормить себя сам! Да еще и детям помогу. Как? А вот как: построю сарай, завезу пару кабанчиков, куплю десятка полтора хохлаток, да разработаю соток десять огорода под овощи.
  • Полмешка ржаных сухарей.
    Ехали в теплушке, вместе с другими заводскими, в тесноте, да не в обиде. Вскоре раздали сухой паек — сухарями. На семерых получилось полмешка ржаных сухарей, которым особенно обрадовалась бабушка Наташа. Она готовила пищу, а продукты были уже на исходе.
  • ПО МОЕМУ ХОТЕНИЮ.
    Все-таки это странно — разгуливать средь бела дня, когда вокруг полно врагов. Неужто дыхание весны пересилило извечный инстинкт самосохранения? Да мало ли о чем можно гадать, и все будет правдоподобно, но, увы, недоказуемо...
  • Расстрелян и... оправдан.
    С горя Саша начал пить. Вскоре с ним стряслась еще одна беда. В закусочной вспыхнула драка. Когда приехала милиция, все разбежались, а Зайцев не успел. Получил два года за хулиганство. Их он отбыл полностью.
  • «Русь» — кормилица
    Итак, у нас репутация защищает... от законов. Это абсурд, несуразица, двусмысленность положения просто бросается в глаза. Когда же мы решительно поумнеем? И перестанем противиться здравому экономическому смыслу?
  • С Бывалым чего не бывало!
    По уверению Евгения Моргунова, в четырнадцати-пятнадцатилетнем возрасте он был «болваночник». В суровые военные годы (1942 г.) работал на заводе «Фрезер», изготовлял болванки для артиллерийских снарядов.
  • Сыновья Старой Кати
    Наша узкая, бугристая улочка, берущая начало внизу, в городе, упрямо взбиралась наверх, к садам и виноградникам. С соседней горы она казалась рекой.
  • Соловушка.
    Необыкновенная труженица, мастер, автор многих песен, романсов, чуткий аранжировщик известных произведений, свою задачу Евгения Смольянинова видит в том, чтобы донести до слушателя здоровое начало нашей национальной культуры.
  • «...Сперва родство, а потом все остальное».
    Август. Тенистые кроны каштанов окружают гостиницу «Киев». По ступенькам спускается стройный загорелый человек, возраст которого — семьдесят девять лет — повергает в изумление каждого, кто с ним знаком.
  • Старая школа.
    Ученики жгут свою школу. И день, и два... и четвертый год подряд. Нет, нет, не заколдованная школа, если может (дотла все-таки не выгорая!) столь долго гореть; нет, нет, и в учениках не найдем ничего демонического, обычные деревенские ребята.
  • ТВОРЦЫ ОСТАЮТСЯ
    О земле нельзя так протокольно. Земля — это и песня, и сказка, и кормилица наша. Только с добрыми, любящими ее людьми она поделится щедростью своей.
  • Улыбка жены.
    И всю дорогу до места работы помнил и чувствовал на себе свет этой улыбки. И потрясенно качал головой: неужели она почувствовала, что мне приснилось прошедшей ночью?
  • У русских американцев.
    Прекрасно управляя машиной, совершая головокружительные виражи, Мариля не раз до упоения катала нас по гористым улицам Сан-Франциско — одного из красивейших городов мира, главного порта страны на Тихом океане.
  • ВАЛЕНКИ
    У меня холодеет сердце, когда вижу, как обута добрая половина нашей детворы и молодежи: ходить по снегу в кроссовках, сапожках или ботиночках — безумие!
  • "Ваш Зыков..."
    ...Это был трудный класс. У его мужской половины, к сожалению, господстовал культ силы. Все мои усилия в первые месяцы работы с классом были направлены на то, чтобы развенчать власть главного «кулачника», а попросту говоря, хулигана.
  • В книгах и в жизни
    Фраза у Голявкина короткая, «голая», словесных украшений — почти никаких. Зато уж тайной словорасположения, тайной интонации, тайной звучащей речи Голявкин владеет в совершенстве.
  • Зачем мятутся народы?
    В деревне его ждали, и если лето подходило к концу, а Бекташ все не появлялся, бабы начинали тревожиться, строить самые разные домыслы, которые с каждым днем становились все страшнее.
  • Задачка со многими известными
    Терпение их лопнуло, когда они остались без хлеба. В прямом смысле. Без ржаного, пшеничного — всякого. И не потому, что вселенский мор напал на село Андреевское или, тем паче, на весь Александровский район, выметая все подчистую.
  • „Заглянуть в Зазеркалье"
    Писать о людях необычных, редких способностей и знаний, с одной стороны, просто, потому что интересно, с другой — невероятно сложно.

Самое популярное

Муж беременной жены

Может быть, вам встречались фигурки обезьянок из Индии: одна из них закрывает глаза — это означает «не смотрю плохого»; другая закрывает уши — «не слушаю плохого»; еще одна закрывает лапкой рот, что значит «не говорю плохого». Приблизительно так должна вести себя беременная женщина.

Сколько раз "нормально"?

Не ждите самого подходящего времени для секса и не откладывайте его «на потом», если желанный момент так и не наступает. Вы должны понять, что, поступая таким образом, вы разрушаете основу своего брака.

Хорошо ли быть высоким?

Исследования показали, что высокие мужчины имеют неоспоримые преимущества перед низкорослыми.

Лучшая подруга

У моей жены есть лучшая подруга. У всех жен есть лучшие подруги. Но у моей жены она особая. По крайней мере, так думаю я.

Как поделить семейные обязанности.

Нынешние амазонки совсем не против того, чтобы уступить место мужу на кухне или поручить ему заботу о потомстве. Но готов ли сильный пол к переделу семейных обязанностей?

Уход за кожей новорожденных

Кожа новорожденных малышей особенно нуждается в тщательном и бережном уходе. Ее защитные функции еще не до конца сформированы, поэтому она крайне подвержена влиянию внешних факторов и нуждается в особом уходе.

Купание в естественных водоемах.

Купание в реке, озере или море — это один из наиболее эффективных способов закаливания.